8-3842-33-85-00 - магазин жидких обоев

г. Кемерово, Рынок "Привоз" бокс №1

Из города в деревню фермер: Как переехать из города в деревню и открыть фермерский бизнес: Статьи общества ➕1, 10.06.2021

Содержание

Один в поле воин, или Как тверской фермер рушит стереотипы о деревне

Став хозяином полей, Денис Мурметчин открыл тайну силы, которая способна преодолеть любые преграды.

Под Тверью, недалеко от села Славное, царствует Мать Сыра Земля — славянская богиня плодородия. Увенчанный рулонами сена сочный ковер клевера встречается здесь с морщинами-бороздами вспаханного поля. Новорожденные клубни картофеля только-только появились на свет из утробы сырой земли. На выглянувшем после дождя солнце они весело блестят и греют бурые бока в золотистых лучах.

В такой сельской пасторали корреспондент Tverigrad.ru и встретился с фермером Денисом Мурметчиным в рамках уникального проекта «TVERTEAM. Истории успеха».

Династия «славных парней»

Денис встревожен – переживает за урожай. Уборке мешают дожди, техника вязнет, но тракторы с картофелекопалками настырно продолжают бороздить поле.

– Картошки выращиваю 25 гектаров, – рассказывает фермер. – Раньше сажал больше, но понял, что не могу конкурировать с агрохолдингами.

Там задача нарастить объем, независимо от того, что выйдет. Я имею в виду пестициды. Они берут за счет валового производства, а я стараюсь все делать нормированно. Например, в картофеле допустимо 250 единиц нитратов, а у меня – 19. Мне не стыдно продавать свой продукт, я в нем уверен. Мы есть то, что мы едим. Так что к этому отношусь серьезно.

Несмотря на тревогу за урожай, фермер не унывает – с землей он связан всю жизнь, повидал всякое и всегда справлялся с трудностями. Говорит, что любовь к земле ему привил отец, который в конце 80-х годов прошлого века одним из первых в области организовал крестьянско-фермерское хозяйство в селе Славное.

– В полях я с малых лет, после учебы сразу бежал помогать отцу, с тех пор у меня любовь к земле, она в душе, я не могу передать ее на словах, – улыбается Денис. – Землю я не оставлю никогда, буду возделывать, стараться, преумножать. Считаю, что занимаюсь благим делом.

У Мурметчиных любовь к сельскому хозяйству, можно сказать, уже династическая. Отец, Александр Николаевич, был известным агрономом, мама, Марина Евгеньевна, – главным экономистом в фермерском хозяйстве, а сейчас 15-летний сын Дениса Даниил работает в поле наравне со взрослыми.

– Это мой основной помощник, – с гордостью говорит о сыне фермер. – Когда были каникулы, он не отдыхал, а косил вот это самое поле. Я знаю, какую бы профессию он ни выбрал в дальнейшем – работая на земле, он уже получил такую закалку, что справится с любыми неурядицами и невзгодами.

Есть у Дениса и дочка – Софье 11 лет. «Хозяюшка» – так он ласково ее называет. Девчушка помогает по хозяйству в доме маме Алле, детскому врачу одной из больниц Твери. «В нашей семье мы стараемся привить детям любовь к труду», – серьезен Денис.

Убедительный отпор криминалу

Мурметчин – человек мощный. Мощный и своими идеалами, и физической силой. Занимался боксом, карате-киокушинкай, учился в университете на факультете физической культуры и спорта. Говорит: «Спорт дисциплинирует, сплачивает нормальных, уверенных в себе людей»

.

Эта уверенность помогла Денису в лихие 90-е и начале нового века, когда криминал и всякие «темные личности» правдами и неправдами пытались «отжать» у фермера землю, чтобы строить на ней коттеджи.

– Да, бывали моменты, – неохотно, со сжатой улыбкой вспоминает Мурметчин. – Но я всегда был убедителен в том, что на этой земле надо выращивать хлеб и картофель, а не строить дома. И все понимали, никто даже не смел возмущаться.

Землю он свою защитил и сейчас – стоит на ней твердо и уверенно, словно колосс. Глядя на фермера, думаешь: «И один в поле воин». Говорю ему об этом. В ответ он смеется и делится мечтой: быть не одному, а напротив – объединить фермеров, создать кооперацию с полным циклом работ не только по растениеводству, но и по животноводству.

«Хочу показать пример всем остальным, что этим можно заниматься. Да, можно и потерять все, но можно и заработать. Но опять же, сегодня без поддержки государства, без субсидий с этим не справиться», – рассуждает Денис.

А еще он мечтает привлечь на село молодежь, тех же выпускников сельхозакадемии. Объясняет, что основная проблема на селе – это люди, точнее, их отсутствие. Порой просто не с кем работать. Стереотип о том, что в деревне, на земле не выжить, до сих пор силен. Мурметчин в ответ буквально сверкает глазами и настаивает:

– У села есть жизнь, а без села ее нет! Я вот считаю так. Это моя мотивация. Придет то время, когда мы вернемся к тем истокам, когда были самой великой аграрной страной.

Снежок, Пиратка и мечты

Помимо картофеля фермер выращивает свеклу, капусту, морковь, клубнику, у него есть пасека, курятник, свинарник, небольшая ферма с коровами и бычками. «Молоко, творог, сыр, сметана, кефир, масло – всё это мы сами делаем», – доволен фермер.

Два теленка – трехмесячный Снежок и четырехмесячная Пиратка – своей непосредственностью и любовью к людям сейчас скорее больше напоминают домашних питомцев, чем будущий «крупный рогатый скот». На ферме Снежок бегал за нами как привязанный.

Отвлекало от людей его лишь пустое ведро, которое он с завидной настырностью пытался нацепить себе на голову.

– Хочу построить комплекс, купить робота для дойки коров, который в одиночку может обслуживать до 100 голов. Нужен лишь оператор, тоже всего один, – строит планы фермер.

В целом он признает, что выжить на селе действительно сложно, для этого нужны характер, упорство и желание. Легких денег здесь не бывает. Иногда аграрии работают и в минус, но рук не опускают. К примеру, Мурметчин помимо фермерства занимается в Твери недвижимостью, строительством, транспортом.

«Каждую заработанную честным трудом копеечку вкладываю опять же в сельское хозяйство. Потому что оно постоянно требует вложений», – объясняет Денис.

«Деревня — это сила!»

В ходе нашей беседы выяснилось, что главным в жизни Мурметчин считает не только фермерство и семью. Оказалось, что он помогает восстанавливать храмы в Тверской области. Искренне удивляется вопросу о том, зачем ему такое «обременение», мол, дел и проблем ведь и без того «выше крыши».

– Я не обременение в этом чувствую, я чувствую в этом силу, – убежден Денис. – С Богом проще преодолеть все трудности, невзгоды. Мне это не то что в тягость, это мне в радость.

Рассказывает о своей дружбе с духовником отцом Валерием, настоятелем Вознесенской церкви в селе Дудино. Радостно вспоминает, как недавно помог организовать выставку детских рисунков в храме в селе Покровское: «Представь – храм, колокольня и трапезная, между ними своды обвалились, солнце пробивается и лучики попадают на картины, которые висят на стенах. И так радостно от того, что вдохнули каплю жизни в это место».

Мурметчин хоть и бизнесмен по сути своей, но говорит, что деньги тленны и их зарабатыванием жизнь далеко не ограничивается.

– Мы сильные, крепкие люди, которые способны принести России хоть маленькую каплю, но будущего, – в это мгновение Мурметчин просит прощения, прерывает интервью и бежит на помощь трактористу, исправлять неполадку в урчащей «технике полей».

Возвращается, смотрит ясным взором, улыбается и говорит о том, что хочет участвовать в воспитании поколения, которое будет за нами ухаживать чуть позже. Мечтает, чтобы это поколение было сильным, с традиционными четкими установками: «Я считаю, что это путь к спасению».

– Главное – это трудиться, двигаться вперед, несмотря ни на какие невзгоды, и, самое важное, – не унывать! – поделился Денис Мурметчин своей «формулой успеха». – Заниматься тем делом, которое ты любишь, и не бояться, что бы ни происходило. Все время двигаться вперед, двигаться и двигаться…

В завершение нашей беседы фермер резюмировал: «За селом будущее, и все должны знать об этом. Не надо бояться деревни. Деревня — это будущее страны, на деревне держалась вся великая Россия, вся великая Русь. Деревня — это сила! Надо быть с Богом, надо двигаться вперед и, несмотря ни на что, быть впереди, как бы вас ни откидывало: встал, отряхнулся, пошел, встал, отряхнулся, пошел…».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

«Куда мы без них?» Фермер из Удмуртии рассказал, на чем держится Россия

https://ria.ru/20200812/1575653832.html

«Куда мы без них?» Фермер из Удмуртии рассказал, на чем держится Россия

«Куда мы без них?» Фермер из Удмуртии рассказал, на чем держится Россия — РИА Новости, 12.08.2020

«Куда мы без них?» Фермер из Удмуртии рассказал, на чем держится Россия

Александр Корепанов из Удмуртии без малого тридцать лет восстанавливает родную деревню Мувыр. В начале 80-х ее ликвидировали: здания сровняли с землей, а людей… РИА Новости, 12.08.2020

2020-08-12T08:00

2020-08-12T08:00

2020-08-12T15:32

общество

игринский район

удмуртская республика (удмуртия)

фермеры

коровы

электричество

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/08/0b/1575623364_4:0:1170:656_1920x0_80_0_0_ea2cf02c233ab1e9d72c94e7dbee2ebe. jpg

МОСКВА, 12 авг — РИА Новости, Мария Марикян. Александр Корепанов из Удмуртии без малого тридцать лет восстанавливает родную деревню Мувыр. В начале 80-х ее ликвидировали: здания сровняли с землей, а людей переселили. Корепанов решил возродить село: построил на пустыре дом, занялся хозяйством. После взялся за инфраструктуру — провел электричество и водопровод, проложил дорогу. Помогали бывшие соседи, со временем некоторые вернулись обратно. Как вымершему месту дали новую жизнь — в материале РИА Новости.»Здесь мне и место»Большинство жителей Мувыра на берегу реки Лоза — удмурты. В советское время тут было около 200 человек. Тогда никто и подумать не мог, что деревня исчезнет из административных реестров и географических карт, но в 1981-м ее признали бесперспективной и лишили статуса населенного пункта. Дома снесли, территорию расчистили под пашню. А людей перебросили в соседнюю Зуру.»Я тогда служил в армии. О том, что деревни больше нет, рассказали в письме родные, — вспоминает Александр Корепанов. — Вернулся из армии в 1982-м — и сразу в Мувыр. Приезжаю, а там — пустота. Не поверил своим глазам: ничего не осталось, все разрушено — страшная картина. Тогда и решил: ни за что не брошу село. Здесь жили наши предки, здесь и мое место».В Зуре, по словам Александра, в те годы населения было почти пять тысяч человек. «Большой совхоз, много возможностей. Я там провел десять лет. После армии отучился заочно в сельскохозяйственном институте. Параллельно родителям по хозяйству помогал. И все время отцу твердил: надо вернуться в Мувыр. А он как-то бросил в ответ: «Сколько можно болтать? Давай за дело!» Так в 1992-м мы с ним начали строить дом среди пустоши. Ни воды, ни электричества, ни дорог. Над нами смеялись, говорили, ничего не получится. Но через год мы окончательно переехали всей семьей. Я тогда уже был женат, двое детей».Вместе занялись хозяйством: завели скот, выращивали зерновые культуры. Озаботились и восстановлением инфраструктуры. «Дядя мой — электрик — помог наладить энергообеспечение. Потом отремонтировали дороги — посыпали глиной и камнями. Подключились друзья, поставили водонапорную башню — в доме появилась вода. Раньше пешком ходили до ключа, на себе таскали». Первый сосед у Корепановых появился в 1995-м. «Односельчане видели, сколько сил мы вкладываем. Постепенно потянулись обратно. Сейчас у нас тринадцать домохозяйств — около сорока человек, в том числе семеро детей, — рассказывает Александр. — Местные заинтересованы в развитии деревни. Обратишься — никогда не откажут. Пятнадцать лет назад мы проложили хорошую четырехкилометровую гравийную дорогу. Потратили примерно два миллиона. Все из личных средств. А не так давно поставили вторую водонапорную башню — расход увеличился, одной уже не хватало». С жильем Александр помогал новым соседям: материалы для двенадцати срубов предоставил безвозмездно. «Ни в каких компенсациях не нуждаюсь. Важно, чтобы люди вернулись и чувствовали себя комфортно. Часовню вот возвели, теперь это сельская достопримечательность. Выходишь из нее — открывается живописный вид на реку. Место выбрал не случайно — раньше именно здесь деревенские собирались на молитву».»И слезы, и радость»Усилия Александра дали результат: в 2009-м Мувыру официально вернули статус населенного пункта. «Я был на седьмом небе — слезы текли от счастья. Это стоило нам больших трудов».Сельское хозяйство — главное, на чем держится деревня. Как только инфраструктуру более-менее восстановили, Корепанов серьезно занялся фермерством. «У меня почти 450 голов крупного рогатого скота. А начинали с одной коровы. Выращиваю зерновые и зернобобовые — овес, пшеницу, ячмень и прочее. Общая площадь земли — тысяча сто гектаров. Участков несколько: один — вокруг Мувыра, остальные — за десять, пятнадцать и тридцать километров. В основном все идет на корм, на продажу — только пять процентов».У Корепанова небольшая команда — 14 человек. Всю необходимую технику он закупил на личные средства: «Старая, конечно, но пока держится. По возможности обновляю. У меня работает и молодежь, и те, кто только вышел на пенсию, — если рук не хватает». «Скоро люди потянутся»С отоплением, правда, проблемы: газа нет, обогреваются печкой. «Ладно, мы привыкли, — отмахивается фермер. — Вот только за дровами в одну сторону ехать сорок километров: ближний лесомассив под запретом. Неудобно. Посмотрим, получится ли решить это с властями».Местные чиновники, к слову, помогают. «Дали грант на строительство небольшого завода по переработке молока. Работа кипит, надеюсь, осенью откроемся». На предприятие Александр возлагает большие надежды — ведь тогда появятся новые рабочие места: «Значит, и люди потянутся». «А пока радуемся тому, что имеем. В прошлом году устроили большой праздник с конкурсами, песнями, танцами — отмечали десять лет с того дня, как Мувыр ожил. Пригласили бывших односельчан, друзей, гостей из других деревень. В этом году хотели организовать фестиваль регионального масштаба, но из-за эпидемии перенесли».»Труд — всему голова»В планах у Корепанова — развитие агротуризма. «Надо показать, что и в селах есть жизнь. Собираюсь восстановить деревянную водяную мельницу — именно с нее и началась история Мувыра в 1837 году». Идей много: «Как принимаюсь рассказывать — смеются. Но труд — всему голова. Я уже двадцать пять лет без отпуска — и ничего. Зато какой результат!»Фермер призывает жителей небольших сел в глубинке не бросаться «на чужбину». «Больно смотреть, как поля зарастают бурьяном. Многие думают, что здесь обитают неблагополучные семьи. А у нас, к примеру, все девушки — с высшим образованием. И парни не отстают. Если же не получилось с учебой, справляются с хозяйством на отлично. Все порядочные и здоровые».Куда же Россия без деревень, говорит он напоследок. И добавляет: вот за что все мы должны держаться.

игринский район

удмуртская республика (удмуртия)

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria. ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/08/0b/1575623364_0:0:875:656_1920x0_80_0_0_3d3ed91ab0949d954d7766143a89d293.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

общество, игринский район, удмуртская республика (удмуртия), фермеры, коровы, электричество

МОСКВА, 12 авг — РИА Новости, Мария Марикян. Александр Корепанов из Удмуртии без малого тридцать лет восстанавливает родную деревню Мувыр. В начале 80-х ее ликвидировали: здания сровняли с землей, а людей переселили. Корепанов решил возродить село: построил на пустыре дом, занялся хозяйством. После взялся за инфраструктуру — провел электричество и водопровод, проложил дорогу. Помогали бывшие соседи, со временем некоторые вернулись обратно. Как вымершему месту дали новую жизнь — в материале РИА Новости.

«Здесь мне и место»

Большинство жителей Мувыра на берегу реки Лоза — удмурты. В советское время тут было около 200 человек. Тогда никто и подумать не мог, что деревня исчезнет из административных реестров и географических карт, но в 1981-м ее признали бесперспективной и лишили статуса населенного пункта. Дома снесли, территорию расчистили под пашню. А людей перебросили в соседнюю Зуру.

«Я тогда служил в армии. О том, что деревни больше нет, рассказали в письме родные, — вспоминает Александр Корепанов. — Вернулся из армии в 1982-м — и сразу в Мувыр. Приезжаю, а там — пустота. Не поверил своим глазам: ничего не осталось, все разрушено — страшная картина. Тогда и решил: ни за что не брошу село. Здесь жили наши предки, здесь и мое место».

В Зуре, по словам Александра, в те годы населения было почти пять тысяч человек. «Большой совхоз, много возможностей. Я там провел десять лет. После армии отучился заочно в сельскохозяйственном институте. Параллельно родителям по хозяйству помогал. И все время отцу твердил: надо вернуться в Мувыр. А он как-то бросил в ответ: «Сколько можно болтать? Давай за дело!» Так в 1992-м мы с ним начали строить дом среди пустоши. Ни воды, ни электричества, ни дорог. Над нами смеялись, говорили, ничего не получится. Но через год мы окончательно переехали всей семьей. Я тогда уже был женат, двое детей».

Вместе занялись хозяйством: завели скот, выращивали зерновые культуры. Озаботились и восстановлением инфраструктуры. «Дядя мой — электрик — помог наладить энергообеспечение. Потом отремонтировали дороги — посыпали глиной и камнями. Подключились друзья, поставили водонапорную башню — в доме появилась вода. Раньше пешком ходили до ключа, на себе таскали».

Первый сосед у Корепановых появился в 1995-м. «Односельчане видели, сколько сил мы вкладываем. Постепенно потянулись обратно. Сейчас у нас тринадцать домохозяйств — около сорока человек, в том числе семеро детей, — рассказывает Александр. — Местные заинтересованы в развитии деревни. Обратишься — никогда не откажут. Пятнадцать лет назад мы проложили хорошую четырехкилометровую гравийную дорогу. Потратили примерно два миллиона. Все из личных средств. А не так давно поставили вторую водонапорную башню — расход увеличился, одной уже не хватало».

С жильем Александр помогал новым соседям: материалы для двенадцати срубов предоставил безвозмездно. «Ни в каких компенсациях не нуждаюсь. Важно, чтобы люди вернулись и чувствовали себя комфортно. Часовню вот возвели, теперь это сельская достопримечательность. Выходишь из нее — открывается живописный вид на реку. Место выбрал не случайно — раньше именно здесь деревенские собирались на молитву».

«И слезы, и радость»

Усилия Александра дали результат: в 2009-м Мувыру официально вернули статус населенного пункта. «Я был на седьмом небе — слезы текли от счастья. Это стоило нам больших трудов».

Сельское хозяйство — главное, на чем держится деревня. Как только инфраструктуру более-менее восстановили, Корепанов серьезно занялся фермерством. «У меня почти 450 голов крупного рогатого скота. А начинали с одной коровы. Выращиваю зерновые и зернобобовые — овес, пшеницу, ячмень и прочее. Общая площадь земли — тысяча сто гектаров. Участков несколько: один — вокруг Мувыра, остальные — за десять, пятнадцать и тридцать километров. В основном все идет на корм, на продажу — только пять процентов».

У Корепанова небольшая команда — 14 человек. Всю необходимую технику он закупил на личные средства: «Старая, конечно, но пока держится. По возможности обновляю. У меня работает и молодежь, и те, кто только вышел на пенсию, — если рук не хватает».

«Скоро люди потянутся»

С отоплением, правда, проблемы: газа нет, обогреваются печкой. «Ладно, мы привыкли, — отмахивается фермер. — Вот только за дровами в одну сторону ехать сорок километров: ближний лесомассив под запретом. Неудобно. Посмотрим, получится ли решить это с властями».

Местные чиновники, к слову, помогают. «Дали грант на строительство небольшого завода по переработке молока. Работа кипит, надеюсь, осенью откроемся». На предприятие Александр возлагает большие надежды — ведь тогда появятся новые рабочие места: «Значит, и люди потянутся».

«А пока радуемся тому, что имеем. В прошлом году устроили большой праздник с конкурсами, песнями, танцами — отмечали десять лет с того дня, как Мувыр ожил. Пригласили бывших односельчан, друзей, гостей из других деревень. В этом году хотели организовать фестиваль регионального масштаба, но из-за эпидемии перенесли».

«Труд — всему голова»

В планах у Корепанова — развитие агротуризма. «Надо показать, что и в селах есть жизнь. Собираюсь восстановить деревянную водяную мельницу — именно с нее и началась история Мувыра в 1837 году». Идей много: «Как принимаюсь рассказывать — смеются. Но труд — всему голова. Я уже двадцать пять лет без отпуска — и ничего. Зато какой результат!»

Фермер призывает жителей небольших сел в глубинке не бросаться «на чужбину». «Больно смотреть, как поля зарастают бурьяном. Многие думают, что здесь обитают неблагополучные семьи. А у нас, к примеру, все девушки — с высшим образованием. И парни не отстают. Если же не получилось с учебой, справляются с хозяйством на отлично. Все порядочные и здоровые».

Куда же Россия без деревень, говорит он напоследок. И добавляет: вот за что все мы должны держаться.

Назад, в деревню? | Программа: ПРАВ!ДА? | ОТР

Николай Коломейцев

первый заместитель председателя комитета ГД РФ по труду, социальной политике и делам ветеранов

Иван Стариков

бывший заместитель министра экономики РФ, ответственный секретарь координационного совета проекта «Единая Евразия–Транссиб 2.0»

Василий Колташов

руководитель Центра политэкономических исследований Института Нового общества

Андрей Туманов

председатель Общероссийской общественной организации «Садоводы России», член общественного совета Росреестра РФ

«Родная моя деревенька-колхозница
Смущенной улыбкой меня обожгла,

К тебе мое сердце по-прежнему просится,
А я все не еду – дела и дела».

Владимир Гундарев

Дмитрий Лысков: Здравствуйте! Я – Дмитрий Лысков. Это программа «ПРАВ!ДА?». И вот тема нашей дискуссии сегодня:

Ежегодно из села в город уезжают около 200 тысяч человек. Больше всего сельское население сокращается на Дальнем Востоке, в Восточной Сибири и на европейском Севере. Несмотря на это, появилась новая тенденция: состоятельные россияне уезжают из города в деревню и остаются там жить. О поддержке моды на переезд заговорил вице-спикер Госдумы Сергей Неверов: «Государственная поддержка сможет повысить рождаемость, восстановить сельские поселения, а также способствовать развитию фермерского хозяйства».

Дмитрий Лысков: У меня есть ряд принципиальных вопросов, которые, как мне кажется, очень важно поставить именно в этой программе. И первый из них. Современная Россия – высокоурбанизированная страна. 73% нашего населения, по данным переписи 2010 года (сейчас, может быть, уже и больше), живет в городах или в поселках городского типа. И поэтому у меня вопрос, Иван Валентинович: значит ли это, что российскую деревню пора спасать?

Иван Стариков: Вы знаете, я восстановлю реконструкцию событий в связи с заявлением. Все-таки вице-спикер Государственной Думы, один из лидеров «Единой России», человек почти два десятка лет в Государственной Думе на руководящих должностях. Он сам сибиряк, как и я, из Кемерова, и часто летает ночными рейсами. И из иллюминатора самолета он наблюдает, что Россия – это угасающая страна. Из года в год пролетает над одним и тем же местом и видит количество погасших огоньков. Поэтому Сергей Иванович как государственный деятель, по всей видимости, понял, что процесс принял угрожающие размеры, читал в это время роман «Поднятая целина» Михаила Шолохова, услышал про движение двадцатипятитысячников. И думаю, он его возглавит в ближайшее время.

А если говорить серьезно, то партия, которую он представляет, имеет конституционное большинство в Государственной Думе. Если говорить о спасении деревни, а ее действительно нужно спасать, то это сегодня вполне в полномочиях ведущей политической партии, для того чтобы принять отдельный бюджет.

Дмитрий Лысков: То есть деревню нужно спасать. Вот пока давайте на этом остановимся. Василий Георгиевич…

Иван Стариков: Позже я скажу, что для этого нужно.

Дмитрий Лысков: Да, конечно. Василий Георгиевич, можно ли сказать, что Россия – сверхурбанизированная страна.

Василий Колташов: Ну, Россия – не сверхурбанизированная страна. Я думаю, что урбанизация России еще будет продолжаться в ближайшие 10–20 лет, доля городского населения еще более возрастет.

Дмитрий Лысков: Это хорошо или плохо? Вот чтобы сразу было понятно.

Василий Колташов: Ну понимаете, смотря для чего. С точки зрения здорового образа жизни, может быть, и не хорошо, прямо совсем. С точки зрения приобщения к обществу потребления, как способ выражения амбиций, выражения такого стремления сделать карьеру – да, наверное, это хорошо. Потому что люди-то в город едут вовсе не для того, чтобы продолжать вести хозяйство, как в деревне. Они в городе совершенно по-другому выстраивают свою жизнь.

И это означает, что, в принципе, деревню, именно классическую русскую деревню спасти не получится. Это не значит, что ее не нужно спасать. Это не значит, что не нужно заботиться о сохранении сельского населения и о развитии сельских территорий и сельских населенных пунктов. Вот у вас в заставке прозвучала очень правильная формулировка: не деревни, а именно населенные пункты.

Дмитрий Лысков: Населенные пункты.

Василий Колташов: Вот эти населенные пункты будут развиваться в той мере, в какой будет развиваться аграрный сектор. Просто развиваться он, видимо, будет по пути агрохолдингов, то есть очень больших предприятий. И едва ли здесь много маленьких фермерских хозяйств, маленьких коллективных, кооперативных каких-то хозяйств смогут конкурировать и выживать.

Дмитрий Лысков: Давайте чуть позже подробнее подойдем к этому вопросу.

Александр Михайлович, вот прозвучала мысль о том, что урбанизация будет продолжаться. Видимо, это естественный процесс. Но ведь это входит в противоречие с озвученными задачами: способствовать переселению из города в деревню, развивать сельские территории. Или не противоречит?

Александр Никулин: Нет, не противоречит. Вообще я должен сказать, если в глобальном масштабе посмотреть общемировой процесс… А нам как социологам приходилось работать в разных сельских регионах мира. Например, в той же Швеции говорят: «А что вы хотите? У нас тоже уже в сельской местности остались старушки да их сыновья-алкоголики». И везде происходит исход сельского населения.

Для России это вопрос размеров. Размер имеет значение. Одно дело – в густонаселенной Германии сельская депрессия, а другое дело – сельская депрессия в России. Мы действительно рискуем изнутри развалиться и потерять наши территории. Некоторые экологи говорят: «Да это же здорово! Вы посмотрите. Единственное, что мы вносим сейчас в копилку человечества – это все больше и больше свежего воздуха, который дает наш лес, который все больше и больше окружает наши территории, бывшие сельские».

Андрей Туманов: Загаженные московским мусором.

Александр Никулин: Да. «Ну, пускай Москва и окрестности задыхаются экологически, зато…» Но если вы берете интервью у сельских жителей, даже у жителей малых городов, они говорят: «Нам неуютно. На нас движутся лисы, волки, совы. Зимой даже в райцентрах волки задирают собачек». В общем, есть такая проблема.

Но я еще раз повторяю… Надежды здесь на что могут быть? Понимаете, в чем дело? Опять же, если посмотреть глобальную перспективу, есть процессы дезурбанизации и урбанизации. Урбанизация – это не фатальный процесс. Все русские очень любят переживать, из-за чего погиб Рим. Рим погиб из-за процессов дезурбанизации: вдруг великий город и все города поперли в сельскую местность. И это тоже очень опасно. В 20-м году, например, большевики были в ужасе: горожане убежали в сельскую местность от разрухи.

Дмитрий Лысков: Убежали в сельскую местность, да.

Александр Никулин: В 91-м и 93-м году тоже рванули в сельскую местность из-за кризисов. В 2008 году тоже статистика показывает. Но когда более или менее процветание, когда более или менее действует вот то самое пресловутое общество потребления, да, в массе своей, особенно молодежь, люди едут в города.

Дмитрий Лысков: Люди стремятся в города как в центр комфорта, да.

Александр Никулин: Но я бы не согласился с тем, что…

Дмитрий Лысков: То есть это естественный процесс – то, что мы сейчас обозначили?

Александр Никулин: Вы знаете, приливы и отливы – они естественные или противоестественные? Вот сейчас, да, общий тренд на урбанизацию во всем мире.

Дмитрий Лысков: Спасибо.

Александр Никулин: Но мы должны помнить, что возможны процессы и дезурбанизации, и нового расселения.

Дмитрий Лысков: Андрей Владимирович…

Василий Колташов: И бывает разная урбанизация. Вот та урбанизация, которая у нас сейчас наблюдается, с окаменелым везде пространством, лежбища автомобилей, огромные дома – это ужасная и неправильная урбанизация. Скорее, деревня должна прийти в город.

Дмитрий Лысков: Возможно, возможно, возможно. Обсудим тоже.

Андрей Владимирович, мы говорили об урбанизации в плане нашей страны, огромной страны, где действительно происходит, возможно, происходит (мы сейчас пока еще не пришли к какому-то выводу) депопуляция территорий. Но если посмотреть, например, на Канаду, на расселение населения Канады, то мы увидим, что в очень узком поясе есть серьезная плотность населения, а все остальное – леса, поля, практически не тронутые. И никто не страдает от гибели канадской деревни.

Андрей Туманов: Безусловно, это так. Но мы должны понимать, что Россию все-таки, вот эту территорию связывает кто? Связывают люди. А люди – это сельские жители, потому что территория огромная. Если не будет там поселений, то, извините, завтра придут наши друзья из Китая и скажут: «А что это у вас пусто? Почему вы не умеете использовать территорию? Почему вы не хозяйствуете?» То есть пойдет какое-то стихийное заполнение пустых территорий. Природа не терпит пустоту. Обязательно что-то да придет, откуда-то придет.

Дмитрий Лысков: В Канаду придут друзья из Америки и скажут: «А что у вас пустые места?»

Андрей Туманов: И в Канаде не все так просто.

Василий Колташов: Они приходили. В 1812-м приходили.

Дмитрий Лысков: Было дело, да

Андрей Туманов: Ну, в Канаде немножечко по-другому. Там у каждого поселка, даже очень отдаленно расположенного, есть либо аэродромчик, либо дорога. То есть всегда есть связь. Если человек заболел, он через полчаса будет в больнице.

А у нас… Я несколько лет назад был в Шенкурском районе Архангельской области, там от Шенкурска еще ехать и ехать. Там деревни…

Дмитрий Лысков: Между прочим, моя историческая родина.

Андрей Туманов: Огромные дома! Такие бревенчатые. И стоят пустые. И в каждом такой маленькой деревеньке живет, как правило, одна или две семьи. То есть все дома пустые абсолютно. Дороги есть, но не всегда доедешь, даже до Шенкурска. Они так удивились, когда я приехал: «О, вы откуда? Из Шенкурска?» Я говорю: «Да нет, из столицы». – «Неужели из Архангельска самого?» Ну да, из Архангельска.

Дмитрий Лысков: Территории огромные, да.

Андрей Туманов: Понимаете, люди там живут сами по себе. Они про власть ничего не знают. Они не знают, какой губернатор в Архангельской области. Ну, кто президент в России – надеюсь, они все-таки знают. Они живут охотой, они живут рыбалкой. А сами богатые там люди – пенсионеры, потому что 15 тысяч пенсии заплатили, и чувствуют себя человеком.

Так что люди живут совершенно другой жизнью. И слава богу, что, кстати, среди этих людей больше половины – горожане, понаехавшие туда. Вот эти люди связывают Россию. И им надо помогать, но не языком, как говорят: «Мы программу сейчас сделаем, развитие сельских территорий». Слушайте, давайте вспомним, у нас какая-нибудь программа-то получалась. Я боюсь, что сейчас они программу придумают, и это будет все наоборот.

Дмитрий Лысков: Ну, некоторые получались.

Андрей Туманов: Поэтому не надо никаких программ. Надо вообще не мешать людям жить, не мешать людям жить, не лезть со своими этими самыми программы, не облагать их налогами по полной программе, как сейчас дачников облагают. Вы еще и дачников хотите с земли согнать? Вообще люди уйдут с земли в города. И будет как в Риме в свое время.

Дмитрий Лысков: Важный момент вы сейчас затронули.

Николай Васильевич, с вашего позволения вам тогда адресую следующий вопрос. Люди связывают Россию. А что мы вообще понимаем в данном случае под деревней? Некое сельхозпроизводство? Или некий уклад патриархальный, если угодно?

Николай Коломейцев: Вы знаете, я свою точку зрения скажу. Вообще деревня – это корни любой страны, потому что традиции, язык, песни, мифы, скажем так, сказки, все оттуда. Но я, в отличие от коллег, вернулся только сегодня ночью, в 23 часа. Как раз я был, казалось бы, в благодатном крае – в Восточном Донбассе. Но я не разделяю вашего оптимизма. Почему? Потому что сегодня, в принципе, и на Дону, и на Кубани идет падение гумусного слоя. Вот это хозяйствование, когда сломали семипольный севооборот, когда вот эти самые холдинги зашли, непрофессиональные, разрушив агротехнику и сеют семечку по семечке или пичкая удобрениями химическими землю. Получают пока сверхурожаи, но сегодня идет падение урожайности. Понимаете? Минуточку, я же вас не перебивал, поэтому давайте…

Поэтому ситуация заключается в следующем. Сегодня идет колоссальное падение, вообще-то, профессионализма. Если вы посмотрите… Вот вы на США ссылались. В США на самом деле 96% продуктов питания производится в крупных аграрных…

Дмитрий Лысков: В агрохолдингах тех самых.

Николай Коломейцев: В агрохолдингах. 25–50 тысяч га. У нас сегодня пошла тенденция другая. У нас бывший министр сельского хозяйства – самый крупный латифундист, более 1,5 миллиона га. Понимаете?

Дмитрий Лысков: Разве это плохо?

Николай Коломейцев: Это плохо.

Дмитрий Лысков: Плохо?

Николай Коломейцев: Для села это плохо, потому что, вы понимаете…

Дмитрий Лысков: Мясо наше появилось, урожаи растут, зерно мы экспортируем. И это плохо?

Николай Коломейцев: Дорогие мои, у нас в Ростовской области…

Дмитрий Лысков: Нет, я просто спрашиваю.

Николай Коломейцев: В Восточном Донбассе угробили «Евродон». Это 42% производства всей индюшки. Понимаете? 12 тысяч рабочих мест. А почему угробили? Потому что как раз конкуренты, которые имеют лоббистские группы на самом верху. С первого захода не получилось, а со второго получилось.

Но я вас спрашиваю: это хорошо или плохо? 46 миллиардов государство потратило, чтобы этот комплекс сделать. А теперь, вместо того чтобы перекредитовать 1,5 миллиарда, уже потратили 5, но сократили уже большую часть трудового коллектива, убили все, в том числе маточное стадо. И так происходит не только там.

В Ростовской области убита «Белая птица», которая птицу производила. Там фактически не осталось организованного молочного животноводства, хотя раньше было его очень много. Понимаете? И это происходит повсеместно, потому что… Ну понимаете, можно картинки показывать.

Возвращаюсь к началу вашей передачи. Чем может Государственная Дума и Правительство осчастливить? Если вы посмотрите, то у американцев что такое сельское хозяйство? Оно у них с Великой депрессии ориентировано вовне и получает преференции – 33% от себестоимости. Понимаете? Европа – 24%. А в России из расходной части бюджета оно получает 1,7%. Только четыре месяца назад Медведев вместе…

Дмитрий Лысков: Вот мне и интересно, что же мы пытаемся возродить. Я тоже «за». Я тоже за преференции.

Николай Коломейцев: Можно я вам расскажу? Программу пропагандируют, начиная с Медведева, в Воронеже принято, а в бюджете фактически на три года эта программа заморожена, то есть там денег не добавилось ни чуть-чуть. Про нацпроекты рассказывают, а реально наполненного нацпроекта нет ни одного.

Ну и самое главное: и на Западе, и на Востоке инфраструктура держит людей. А сегодня, в принципе, больнички закрыли, школы закрыли, работы нет, и автобусы отменили. Понимаете? И кто же там будет жить? Молодежь вся, естественно, съезжает. Но они же съезжают не урбанизированные…

Дмитрий Лысков: И фермы позакрывали. Соответственно, там и автобусы не нужны. Нет, ну логично.

Николай Коломейцев: Они съезжают охранять московские шлагбаумы, подъезды.

Дмитрий Лысков: Николай Васильевич, спасибо вам огромное.

Николай Михайлович, вы живете в сельской местности. Вы переехали в свое время из Санкт-Петербурга, насколько мне известно, как раз в сельскую местность. Вот что вас сподвигло?

Николай Шарапанов: Смотрите, я хочу как бы немножко продолжить тему. Из деревни уходят не от хорошей жизни. Значит, в принципе, люди оставались бы в деревне, если бы были условия…

Дмитрий Лысков: Вот! Прекрасно!

Николай Шарапанов: …если производимый продукт в частных подворьях мог бы реализовываться. Но покупательная способность населения достаточно низкая. А если бы была государева политика о том, что мы хотим кормить наш народ и сохранить генофонд, и кормить качественной продукцией, то в этой ситуации материальный уровень населения должен быть гораздо выше.

Дмитрий Лысков: Николай Михайлович…

Николай Шарапанов: Нет, давайте…

Дмитрий Лысков: Сейчас, секундочку! Я просто уточню. Но это же вечная проблема нашей страны, когда говорят: «Частные подворья спасут Россию от перенаселения и накормят страну», – Столыпин.

Николай Шарапанов: Нет-нет-нет.

Дмитрий Лысков: Потом большевики говорят: «Нет, крупные хозяйства». Говорят: «Да эти крупные хозяйства своим неправильным земледелием все истощают».

Николай Шарапанов: Нет-нет-нет.

Николай Коломейцев: Это научно обоснованно…

Дмитрий Лысков: А потом мы обратно вернулись к фермерским хозяйствам. Сейчас растут крупные агрохолдинги. И опять все не так?

Николай Шарапанов: Давайте я вам скажу, почему…

Дмитрий Лысков: Николай Васильевич… А, конечно.

Николай Шарапанов: Давайте я скажу, почему не идет. Мое мнение, как бы взгляд. У нас сейчас государственная политика построена таким образом, что управление государством (это мое мнение) происходит через призму частных интересов чиновников. И все инициативы, которые сверху, хорошие, от Путина, от Медведева, но они внизу все каким-то образом искажаются через призму частных интересов. И все это уходит. Вот вы говорите, что программы какие-то для поддержки села. Все это не работает, потому что именно такое государственное устройство.

Как решить, на мой взгляд, этот вопрос? Я опять же как бы из деревни. Сейчас принят хороший федеральный закон «О местном самоуправлении». И давайте мы, если мы хотим спасти деревню, чтобы люди работали, дадим внизу возможность реализации инициативы граждан. Граждане не верят. Вам рассказать, как выборы проходят в таких маленьких деревнях, в городах, как цифры рисуются? 30% на выборах – это ни о чем. 60% – да, это уже каким-то образом коллективный разум позволит наверх и в управление выдвинуть тех людей, которые достойные. Это закон, это априори.

Дмитрий Лысков: Николай Михайлович, вы подходите в данном случае к деревне именно как к сельхозпроизводству?

Николай Шарапанов: Конечно. Мы можем людей задержать только таким образом.

Николай Коломейцев: Вы преференции получаете?

Николай Шарапанов: Нет абсолютно.

Дмитрий Лысков: Это принципиально важный вопрос – задержать людей.

Николай Шарапанов: Конечно.

Дмитрий Лысков: Вы упомянули закупку тех же самых продуктов агропроизводства. Ну подождите. Бежит-то преимущественно молодежь, если верить Росстату.

Николай Шарапанов: Да понимаете, работы нет.

Дмитрий Лысков: Нет, подождите. Уезжают учиться и остаются в городах. А вуз в каждой деревне не построить, извините. Значит, она так и будет бежать.

Николай Шарапанов: Нет, это вопрос другой. Они должны получить знания в городе и вернуться реализовывать с этими знаниями. Если будут условия, они останутся в деревне.

Дмитрий Лысков: Как на целине и было.

Николай Шарапанов: Да.

Дмитрий Лысков: Отправлять студенческие стройотряды поднимать очередные сельхозтерритории?

Николай Шарапанов: Нет-нет-нет. Они вернутся к своим родителям. Вы не забывайте, что старики и старухи в деревне брошены, извините, а дети маются в больших городах. Они в больших городах никому не нужны, они не могут пристроиться. Государственная политика – это найти возможность реализоваться, самореализация там, где родились, рядом с родителями. Земли очень много.

Инициатива, о которой сказал Иван Валентинович, по экопроудктам не земле, по экстенсивному землепользованию. И мы можем выйти на рынки именно с качественной хорошей продукцией. Вы не представляете, какой качественной продукции мы лишаем население нашей России, которая могла бы производиться в деревне. Ассортимент продукции – качественной и экологически чистой – мы можем увеличить в разы. А это что такое? Это генофонд нации. И если бы…

Дмитрий Лысков: Хорошо, спасибо. Это тоже очень важный вопрос.

Василий Георгиевич, мы подходим к следующему принципиально важному вопрос, который хотелось бы поднять в этой программе. Вот мы уже слышали, что деревня – это корни, это истоки, это традиции, сказки, предания и так далее и тому подобное. Или: деревня – это сельхозпроизводство. Соответственно, два принципиально разных подхода: либо подход сугубо экономический…

Николай Шарапанов: И то, и другое.

Дмитрий Лысков: …либо, я не знаю, пытаться восстановить и возрождать некую деревенскую пастораль. Я не очень себе представляю, как это сделать. Наверное, то, что мы в детстве все видели – босиком пробежаться по траве и так далее. Вот вам какая точка зрения ближе? Давайте я все-таки сейчас выслушаю…

Василий Колташов: Пастораль никакую, конечно, восстановить невозможно. Вы приводили пример с Соединенными Штатами. Я хочу рассказать о том, что у них было до Великой депрессии, когда они дали землю большому количеству переселенцев. Это были религиозные люди, которые любили труд на земле и работали там. Они получали определенные государственные субсидии, налоговые льготы. Ну, не субсидии, а послабления какие-то. То есть земля у них была бесплатно. И они, конечно, все в огромной массе разорились, еще даже до момента Великой депрессия. Ну а Великая депрессия 29–33-го годов выкосила эту армию почти под самое основание.

Не получится. Не получится, даже имея большое количество хоть откуда-нибудь взявшихся таких людей, создать экономически эффективную деревню. Не получится. А получиться может…

Николай Коломейцев: Это ваше заблуждение.

Дмитрий Лысков: Подождите, подождите, господа. Это очень важно.

Василий Колташов: Вы «Незнайку на Луне» читали?

Дмитрий Лысков: Сейчас, одну секунду! Господа, давайте Василию Георгиевичу дадим возможность договорить.

Василий Колташов: Или «Незнайку в Солнечном городе» Носова.

Николай Коломейцев: А я вас могу свозить…

Дмитрий Лысков: Подождите! Давайте Василия Георгиевича выслушаем. Давайте дадим возможность высказаться.

Василий Колташов: Автоматизация производства убирает человека…

Дмитрий Лысков: Господа! Секундочку, секундочку!

Василий Колташов: Многообразие информации, товаров побуждает человека искать соприкосновение с этим, поэтому они едут в город. Поэтому в городе, если взять Москву, из-за большого количества переселенцев и создается такое напряжение на рынке недвижимости, на рынке труда, они создают рабочие места. То есть позитивная динамика во многом этим создается. Эти молодые люди, которые уехали из деревни, они где-то создают некую позитивную динамику. Я не говорю, что это…

Николай Коломейцев: Бюджетная обеспеченность Москвы уже в 12 раз выше…

Дмитрий Лысков: Николай Васильевич, одну секундочку! Давайте все-таки дойдем до конца в этом вопросе.

Василий Колташов: То есть эти механизмы работают так. В деревне, в классической деревне, в небольших поселениях, которые обслуживают небольшие участки земли, не получится ничего.

Николай Коломейцев: Вы просто не знаете деревню.

Николай Шарапанов: Да, вы знаете деревню, это однозначно.

Василий Колташов: Сельские населенные пункты вырастут до городов, пусть и небольших городов, где можно создать…

Николай Коломейцев: Могу пример привести.

Василий Колташов: Я вас не перебивал. Создать культурную жизнь, создать коммуникацию.

Дмитрий Лысков: Построить школу, училище, вуз.

Василий Колташов: Вуз? Нет. Послушайте…

Николай Шарапанов: Хотя бы газ провести.

Василий Колташов: Создать систему колледжей национальных и приравнять к университетам. Потому что сейчас все это как-то очень криво и косо сделано. Диплом колледжа не очень котируется. А сделать так, чтобы он котировался, чтобы тот самый бакалавр…

Дмитрий Лысков: Мы сейчас, кстати говоря, очень радуемся, что ЕГЭ дало возможность сельской молодежи массово поступать в вузы в столицах. И сами поощряем отъезд молодежи.

Василий Колташов: И не нужно было бы далеко ехать. Создавать хорошие рабочие места в таких населенных пунктах. Да, они будут расти. Это можно считать сельским населением, потому что в значительной мере их сфера деятельности – это будет сельская деятельность.

Дмитрий Лысков: По сути это будет мини-город.

Василий Колташов: Мини-город, но другого типа, совершенно иной.

Дмитрий Лысков: Николай Михайлович, вот теперь возвращаюсь к этому моменту. Вы сами сказали, что рассматриваете деревню с точки зрения именно сельхозпроизводства. Да?

Николай Шарапанов: Конечно.

Дмитрий Лысков: То есть с экономической точки зрения мы подходим к этому вопросу. И мелкие сельхозпроизводители, фермеры, ну очевидно, проигрывают крупным агрохолдингам. Крупные агрохолдинги, пришедшие на рынок, обеспечивают страну продуктами. Да собственно говоря, и помещичьи хозяйства в дореволюционной России обеспечивали 80–90% товарного сельхозпроизводства. А сейчас агрохолдинги то же самое обеспечивают. Тогда, с вашей точки зрения, если подходить к вопросу возрождения деревни экономически, то агрохолдинги вытеснят мелких фермеров, и это будет закономерный процесс.

Николай Шарапанов: Понимаете, агрохолдинг… Извините, я скажу. Агрохолдинги крупные производят для массового потребителя своеобразный продукт. Частные подворья при развитии кооперации могут производить совершенно качественный и совершенно другого уровня продукт.

Дмитрий Лысков: Конечно! Но очевидная же логика подсказывает, что таких частных компаний будет небольшое количество, а массовое производство будут обеспечивать агрохолдинги.

Николай Шарапанов: Почему? Нет-нет-нет.

Дмитрий Лысков: Нет?

Николай Шарапанов: Не согласен. Допустим, у нас в Кувшиновском районе, опять же с точки зрения культурного наследия, очень богатое культурное наследие. Это усадьба Бакуниных. В нашей деревне… не в деревне, а в районе родился Ожегов, автор толкового словаря. И это дает возможность, если правильно использовать природный ресурс, человеческий ресурс, культурно-историческое наследие, которое нам предоставили наши предки, то в этой ситуации как раз продукция, которая будет производиться частными подворьями, при развитии направления и использования культурно-исторического наследия… То есть мы будем притягивать людей. Допустим, проводить событийные какие-то мероприятия, связанные с днем рождения Ожегова, с днем рождения Бакунина.

А мало кто знает, что именно эта революционная мысль родилась на кувшиновской земле в усадьбе Бакунина, потому что Бакунин дружил с Карлом Марксом. Дальше – Манифест Коммунистической партии. Дальше – Манифест Коммунистической партии в рамках I Интернационала. Это перевел и сделал господин Бакунин.

Дмитрий Лысков: То есть тот самый историко-культурный аспект.

Николай Шарапанов: Да, историко-культурный аспект позволит обеспечить рынки сбыта, если грамотно использовать.

Дмитрий Лысков: Александр Михайлович, посмотрите, мы видим прекрасный пример. Из крупных городов люди едут фермерствовать, возрождают историко-культурный аспект. То есть мы фактически говорим и об экономической составляющей, и о некой той же самой пасторали. Но ведь, по большому счету, это некие потемкинские деревни получаются. Это далеко уже не та культура. Ну, в конце концов, далеко не та культура советского колхоза, к которой мы привыкли с детства, той самой деревенской пасторали. Или я ошибаюсь?

Александр Никулин: Ну, культура – это очень гибкое явление. Я напомню, мы сейчас идеализируем культуру советского колхоза. А в свое время уже деревенщики били тревогу и говорили, что советский колхоз загубил традиционную культуру.

Дмитрий Лысков: Совершенно верно.

Александр Никулин: И сельский образ жизни, и городской образ жизни находятся в состоянии постоянно эксперимента. Если сейчас попробовать объединить, о чем говорилось… Тут уже назывался целый ряд имен: и Столыпин, и Бакунин. Я бы назвал Чаянова и Ленина. Это были очень разные мыслители, но где-то к началу 20-х годов их точки зрения совпали. России, такой громадной стране, с разными регионами, с разными культурами, нужна многоукладность. Многоукладность нужна и производственная.

Я не люблю эти две партии, которые лают друг на друга хрипоты: партию агрохолдингов и партию любителей мелкого производства. Во-первых, сказки про эффективность агрохолдингов сильно распиарены ими же самими. Я абсолютно согласен… Вот у нас открывается новый агрохолдинг – у нас фанфары бьют! За эти 15 лет вымерло огромное количество динозавров-агрохолдингов. Кто-нибудь говорит об этих банкротствах, о разворованных государственных деньгах? Молчание полное!

Так что если как раз сравнивать по эффективности, в том числе обратите внимание… Ну что, американцы, канадцы, западные европейцы такие глупые, что у них все аграрное производство базируется на семейных фермерских хозяйствах? А где агрохолдинги процветают? А они процветают…

Дмитрий Лысков: А вы уверены, что это вопрос экономический в данном случае (в случае с США, Канадой), а не вопрос элементарной занятости? Ведь это тоже принципиальнейший вопрос.

Александр Никулин: Нет, с точки зрения занятости, больше в сельской местности народу, если она базируется на мелких аграрных единицах, а не на крупных.

Дмитрий Лысков: Конечно. Я вот и спрашиваю: США решают вопрос занятости населения или экономической выгоды?

Александр Никулин: Экспансия агрохолдингов означает фактически ликвидацию сельской местности. Потому что приходят гигантские высокотехнологические корпорации. Там, где работало пять советских тракторов, приходит один. Да, происходит новая технология. Но при этом…

Николай Коломейцев: У нас техническая вооруженность в три раза меньше, чем в Белоруссии, не говоря уже… И в 15 раз меньше, чем в США.

Дмитрий Лысков: Николай Васильевич, Николай Васильевич, прошу вас. Я сейчас предоставлю возможность высказаться тоже.

Николай Коломейцев: Нужно апеллировать цифрами, фактами, а не просто.

Александр Никулин: Агрохолдинги не интересует, собственно говоря, сам сельский образ жизни, что происходит. Они сейчас, когда вы говорите, приезжают… А ведь разные люди приезжают. Приезжают чудики-горожане, например, и создают экопоселения. У нас рванули интеллигенты, я не знаю, так называемые… и создали 300 экопоселений за последние 15 лет. Это уже больше экопоселений, чем во всем Европейском союзе. Конечно, это дело маргинальное, но тем не менее люди туда едут, экспериментируют, что-то пробуют. А что делают агрохолдинги?

Василий Колташов: Деньги зарабатывают.

Дмитрий Лысков: Деньги зарабатывают, да, обеспечивают продовольственную безопасность страны, в конце концов.

Андрей Туманов: Они выжимают землю пока.

Александр Никулин: Подождите…

Дмитрий Лысков: Нет, возможно, через выжимание земель. Я не знаю, я не специалист в этом вопросе.

Александр Никулин: Не хватает уже квалифицированной рабочей силы на селе.

Николай Коломейцев: Вы им больше времени даете, поэтому я и перебиваю.

Дмитрий Лысков: Я всем даю примерно равное время.

Александр Никулин: Они приглашают горожан. Это горожане вахтовым методом приезжают, их привозят автобусами, они работают на этих свиных холдингах, куриных холдингах и уезжают обратно.

Дмитрий Лысков: Это система совхозов.

Александр Никулин: Мы говорим о многоукладности. Поверьте, вопрос многоукладности – это вопрос, безусловно, культурный. Сельский образ жизни – для нас все, действительно. Я должен сказать, что пушкинские слова: «Два чувства дивно близки нам – в них обретает сердце пищу – любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам»… Два раза в год городская Россия устремляется в село – на Пасху и на Троицу. Люди возвращаются в сельскую местность поклониться своим могилам. Понимаете?

Дмитрий Лысков: К истокам. Александр Михайлович, спасибо огромное.

Александр Никулин: Андрей Платонов говорит: «Земля пахнет родителями своими».

Николай Коломейцев: 30 тысяч брошенных деревень, где уже никто не возвращается.

Александр Никулин: Поэтому я бы не стал все сводить к деньгам.

Дмитрий Лысков: Хорошо. Мы сейчас и услышали тоже принципиальный момент.

Александр Никулин: Сельская местность – это не только деньги, а это прежде всего культура.

Дмитрий Лысков: Иван Валентинович, поэтому еще один вопрос, о котором я говорил в самом начале программы: так какую деревню, какие сельские поселения мы планируем восстанавливать? Экономически эффективные? Агрохолдинги? Ту самую пастораль, то, что пахнет хлебом, молоком и родителями? Экопоселения, в конце концов? Вот что?

Почему я задаю этот вопрос? Сразу поясню. Смотрите. Вот мы говорим, что не работает система субсидирования, не работают схемы государственных дотаций. А мы до конца понимаем, что мы вообще собираемся дотировать?

Иван Стариков: Можно я сейчас постараюсь, Дмитрий, ряд ценных тезисов прозвучало, я постараюсь максимально коротко.

Итак, экономические аксиомы. Доходы сельского хозяйства в самых процветающих странах и экономиках – Канада, Америка, Голландия, где угодно – всегда отстаю от других секторов. Отрасль не монопольная с огромной зависимостью от агроклиматических и биологических факторов. Это аксиома. По-разному это отставание сельского хозяйства компенсируется.

Я с Александром Михайловичем согласен относительно многоукладности. Нужно выйти из логики «или/или», а «и/и». Что я имею в виду? Вот про холдинги. Вы понимаете, это вопрос национальной безопасности. Мы являемся последним звеном в цепочке добавленной стоимости. Основная добавленная стоимость за пределами российского суверенитета формируется, начиная с генетики, гербицидов, пестицидов, ветеринарных препаратов, вот там. Поэтому если у нас сегодня все яйцо, всю генетику по птице две частные компании поставляют, то вопрос какой? Если мы начнем составлять серьезную конкуренцию, а они владельцы интеллектуальной собственности, и они откажут нам, то наше все хваленое птицеводство сложится в холдингах за пару лет просто в ноль.

Поэтому что я хочу сказать? Пахнущая хлебом, родителями деревенская пастораль? Я пожил в деревне, поруководил хозяйством, родился там. Действительно, езжу к отеческим гробам. И очень часто я ловлю себя на мысли, а мысль состоит вот в чем. В свое время, когда я принял совхоз, у меня начался массовый падеж в совхозе. И я пошел тогда на революционный эксперимент: 212 телят раздал в личные подворья, потому что некуда, перенаселение было. Договоренность была такая: «Осенью вернете обратно, а вес привес я оплачу». Лет 40 назад (это было время перестройки) мне бы 10 лет без права переписки грозили. Из 212 телят умерло только два. Мне вернули по 150–160 килограмм, нарастили с 50.

Дмитрий Лысков: То есть эксперимент удался?

Иван Стариков: Эксперимент удался. Вопрос какой? То, что сказал Николай Михайлович и другие. Не мешайте людям жить для себя, вот для себя, для своей семьи.

Дмитрий Лысков: Мы же говорим о необходимости помогать и стимулировать развитие сельских территорий.

Иван Стариков: Я, работая директором совхоза, сдавал 5 тонн картошки…

Дмитрий Лысков: Если мы будем говорить в логике «не мешайте», то государство должно самоустраниться отсюда?

Иван Стариков: Я, работая директором совхоза, с семьей выращивал и сдавал 5 тонн картошки, в личном подворье содержал корову, бычка и так далее. Да, это действительно не выдержит конкуренции с крупными холдингами. Но это особый вид продукции. Поэтому…

Дмитрий Лысков: Иван Валентинович, да, это можно считать экопродукцией, я согласен.

Иван Стариков: Поэтому когда упомянули Неверова… Нужно сегодня разделить поддержку сельскохозяйственного производства и поддержку доходов населения в сельской местности. Это абсолютно разная бюджетная политика.

Дмитрий Лысков: Хорошо, спасибо. Мы действительно уже возвращались к этому вопросу.

Николай Васильевич, так все-таки какую деревню возрождать?

Николай Коломейцев: Объясняю. В советское время было 23 колхоза и совхоза. Любой председатель колхоза заботился о том, чтобы у него все его работники были заняты круглогодично, поэтому развивали переработку обязательно. Не просто семечку производили для того, чтобы ее за кордон вывезти или сдать на масленичный завод. Понимаете? Поэтому и зимой, и летом… И диверсифицировали производство. Не просто производство зерна, скажем, а у него было и животноводство, и овцеводство, и птицеводство для того, чтобы их занять и совершенно разную продукцию продавать. Понимаете? Это способствовало кооперации

Но раньше ведь, понимаете, была государственная закупка. А сегодня проблема в чем? Вот он нам о чем сказал? У нас 24 триллиона – розница западных торговых сетей, которые не пускают туда никакого ни фермера, ни агрохолдинг. У нас есть народные предприятия, 200 их в стране. Я вам рекомендую поехать со съемочной группой и посмотреть: Звениговский (Поволжье), Усолье-Сибирское в Иркутской области. Посмотрите, у вас рядом здесь Павел Грудинин. Ну, у него поменьше хозяйство. Но вот Звениговский, я лично…

Дмитрий Лысков: Он был у нас в гостях. Я даже расспрашивал его об успехах е го хозяйства. И он честно рассказывал, что сдача земель в аренду дает очень хорошие доходы. Я не вру, это было в этой студии. Народное предприятие.

Николай Коломейцев: Можно я скажу? Я был в Татарстане… Слышите? Два месяца назад был в Татарстане. Он взял три брошенных предприятия, которые были банкроты. Но он туда вложил деньги, начал пахать, сделал переработку. И за три года там ожила деревня! Понимаете? Начали дома строить. С коллективом я встречался, и там средний возраст – 40 лет. Понимаете? Вот вам…

Дмитрий Лысков: Николай Васильевич, объясните…

Николай Коломейцев: Но за счет чего?

Дмитрий Лысков: Нет, не за счет чего. Какой тип деревни возрождать?

Николай Коломейцев: Можно я вам расскажу? Он сделал это за счет того, что не кредита ждал, а он параллельно купил магазины. Отложенный спрос, начал собирать и за счет этого жить. И вырос до 220 тысяч поголовья свиней, 18 тысяч коров.

Дмитрий Лысков: То есть агрохолдинг получился, понятно, с внешним финансированием.

Николай Коломейцев: Нет, с народным. Нет, не внешним.

Дмитрий Лысков: Ну как? А магазины?

Василий Колташов: Только что вы сказали, чтобы называлось «народное предприятие».

Дмитрий Лысков: Чтобы это называлось «народное предприятие». Да, согласен.

Андрей Владимирович, у меня пока в голове не очень укладывается. Может быть, укладывается у вас. Минсельхоз, между прочим, пообещал, что в 2020 году он наконец пропишет в нормативных актах понятие «сельские территории». По-моему, уже пора. Потому что даже мы не можем сейчас определиться, о чем же мы конкретно говорим, о каком типе деревни.

Андрей Туманов: Ну, статистика Минсельхоза очень оригинальная. Например, нас, дачников, где-то под 40–50 миллионов. Все, что мы производим – это все учитывается в статистике Минсельхоза. Но когда вы придете к Минсельхозу и скажете: «А не помочь ли дачникам?» – они скажут: «А вы кто такие? Вы не сельхозпроизводители, поэтому мы не имеем права по закону вам помогать». Поэтому статистика и эта эквилибристика словами – это в одни ворота все.

А по поводу того, как крестьянин должен работать. Я думаю, возвращаться к какому-то прошлому дореволюционному не надо. Хотя у меня прадед и прапрадед, они сделали очень интересное в деревне предприятие. То есть летом они хлебопашцы, они пахали, а зимой, чтобы народ не пьянствовал, молодежь, они тачали сапоги. То есть из Волоколамска привозили возы с заготовками, и они всю зиму сапоги тачали. И очень богато деревня жила, деревня Дулепово Шаховского района. И до сих пор богато живет. Так вот…

Дмитрий Лысков: У меня прадед из Шенкурского уезда летом сеял, а зимой уходил на тот же промысел.

Андрей Туманов: Вот! А теперь давайте посмотрим, а как успешные сельхозтерритории развиваются, например, в Бельгии и в Голландии. Ничего придумывать тоже не надо. Работают сельхозкооперативы. Это слово уже здесь мелькало – сельхозкооперативы.

Я очень коротко скажу, что такое сельхозкооператив. Вот крестьянин. Представьте крестьянина в Шенкурском районе. Он там что-то произвел как любитель, потому что он не знает, сколько удобрений, когда лет бабочки, куда сдать это и так далее. И продать-то… Он не продаст это. Сельхозкооператив нормальный – что это такое в Голландии? Там крестьянин вообще не думает ни о чем, потому что сельхозкооператив ему расскажет. Он сделает анализ почвы, сколько удобрений, привезет удобрения, привезет саженцы, рассчитает, когда вредители полетят, когда опрыскивание надо делать – все!

То есть у сельхозпроизводителя одна задача – не кредиты клянчить, не продавать что-то, а у него одна задача – просто работать. Вот он работает. Он собрал потом лук или помидоры, он отвез на упаковочный завод, который тоже сельхозкооператив принадлежит.

Дмитрий Лысков: Тоже принадлежит кооперативу?

Андрей Туманов: Да. И все! Он тачку, вернее, самосвал отвез, а дальше это пошло – помылось, упаковалось и пошло уже на продажу на фурах. Пока он до дома доехал на своем тракторе, у него уже на счет упали деньги. Конечно, за вычетом доли сельхозкооператива.

Дмитрий Лысков: Слушайте, это великолепная схема!

Андрей Туманов: Так вот, в эти сельхозкооперативы стоит очередь, чтобы устроиться зоотехником…

Дмитрий Лысков: А сколько у нас в стране таких сельхозкооперативов?

Андрей Туманов: Практически нет. Нет у нас!

Дмитрий Лысков: Николай Михайлович, а что мешает объединяться в кооперативы?

Николай Шарапанов: Так вот, как раз и мешает то, что у нас на сегодняшний момент выстроена таким образом государственная система, что нет государственного мышления. То есть мы должны сейчас поставить…

Дмитрий Лысков: Подождите, кооперация – это дело каждого.

Николай Шарапанов: Погодите, погодите. Нет, я сейчас объясню.

Дмитрий Лысков: Господа, господа, прошу вас!

Николай Шарапанов: Можно я скажу?

Дмитрий Лысков: Николаю Михайловичу дадим слово, прошу вас.

Николай Шарапанов: Потому что государева политика должна строиться. Мы должны сохранить генофонд нации, а для этого нужно, чтобы народ хорошо питался. На сегодняшний момент при том уровне достатка у людей люди питаются, извините, конечно, с помоек. Даже зашел я в «Магнит», а там у них отсортировывали просрочку. Я говорю: «Ну что, на свалку?» Они говорят: «Нет». А там уже очередь стоит. Вы представляете, чем мы кормим народ?

Дмитрий Лысков: Я только небольшую ремарку вставлю. Недавно прочитал коротенькое эссе о человеке из второй половины XX века нашей страны, допустим, из 80-го года, который совершенно случайно попал в современную «Пятерочку». Наверное, он бы подумал, что попал в спецраспределитель для высшего аппарата ЦК.

Николай Коломейцев: Да ладно!

Дмитрий Лысков: Потому что, извините, овощи круглый год. Такие фрукты, как банан и киви. И еще куча, набор алкогольных напитков. Поэтому… Конечно, может быть, мы сейчас питаемся как с помойки, но все познается в сравнении.

Николай Шарапанов: Нет-нет-нет, давайте так. Я продолжу, да? На сегодняшний момент, если озабочено государство этим вопросом, оно должно решать вопрос здоровой качественной пищи и занятости населения в деревнях. Вот самая главная задача. И распределение финансов должно идти максимально прозрачно и доходить до тех людей, которые именно люди труда. Я согласен с уважаемым…

Дмитрий Лысков: А с кооперацией это как связано? То есть нужно выделить деньги на создание кооперативов?

Николай Шарапанов: Да. Чтобы были доступные финансовые ресурсы на кооперацию.

Василий Колташов: Слушайте, ну они конкурируют с агрохолдингами. Кто будет это делать?

Николай Шарапанов: Вы понимаете, какая там конкуренция? Это особый сегмент.

Василий Колташов: Нет, это конкуренция.

Дмитрий Лысков: Господа! Во-первых, это действительно конкуренция.

Василий Колташов: Например, производят апельсины в Италии, они встают на полку в супермаркетах и конкурируют с продуктами. Да не будет государство этого делать.

Дмитрий Лысков: А во-вторых? Господа, господа! Василий Георгиевич, одну секундочку! Николай Михайлович, а вы не боитесь, что получится колхоз?

Николай Шарапанов: Нет.

Дмитрий Лысков: Государство создаст структуру…

Николай Шарапанов: Нет, это другое.

Дмитрий Лысков: …вовлечет туда фермеров – и получится колхоз!

Николай Шарапанов: Я не говорю, что государство должно. Государство максимально должно отойти от этого процесса. Государство должно создавать условия, чтобы был доступ…

Дмитрий Лысков: Государство должно заплатить и отойти?

Николай Шарапанов: Почему? Оно должно создать условия доступа.

Василий Колташов: Доступ к рынку – то, что нужно сделать со стороны государства. И не мешать.

Николай Коломейцев: Если фермер в Америке, то 50% вам субсидируют до посевной.

Дмитрий Лысков: Да-да-да. Я же и спрашиваю…

Николай Коломейцев: Потом вы произвели, сдали…

Дмитрий Лысков: Я и спрашивал: в Америке это вопрос занятости или сельхозпроизводства? Мне же говорили, что…

Николай Коломейцев: Сельхозпроизводства.

Дмитрий Лысков: Иван Валентинович, прошу вас, конечно.

Николай Коломейцев: Фермеры у них 6% занимают.

Иван Стариков: Работая заместителем министра экономики в благословенные 90-е, не «лихие», я был в совете директоров Россельхозбанка. Тогда работала программа – в пределах 10 тысяч долларов по тому эквиваленту, но в рублях выдавались на личные подворья кредиты. Так вот, возврат этих кредитов в кредитном портфеле Россельхозбанка был самый надежный, самая малая просрочка была, в отличие от холдингов, которым часто списывали и так далее.

Почему это происходило? Хотя, казалось бы, они неконкурентоспособные. Потому что здесь персонифицированная ответственность – это раз.

Второе. На те деньги, которые получали люди, они не покупали на них айфоны, планшеты или еще что-то, а они покупали, допустим, сепаратор молочный или медогонку, или мотоблок для того, чтобы увеличить вооруженность своего хозяйства и повысить его эффективность.

И последнее, смотрите. Вот сейчас необходимо срочно принимать поправки в закон о торговле. Огромное количество торговых площадей. Одной «Пятерочки» 16 тысяч магазинов по всей стране. А если все холдинги пересчитать… В ряде стран предусмотрено принудительное обязательство крупных сетей торгового ритейла предоставлять площади в процентном соотношении для малых производителей.

Дмитрий Лысков: А там сказано, что нужно выделять обязательно транспорт, чтобы гонять в дальние деревни, чтобы там закупать и доставлять? Плечо доставки.

Иван Стариков: А вот это уже вопрос… Они самоорганизуются и привезут сегодня.

Дмитрий Лысков: Просто любопытно, на сколько возрастут цены в ритейле на этих самых полках.

Андрей Туманов: Да ни на сколько!

Дмитрий Лысков: Прошу вас.

Андрей Туманов: Есть очень замечательный пример – израильские кибуцы. Вот зайдите в магазин и посмотрите. Редисочка лежит, написано: Made in Israel, выращена в пустыне Негев. Где самые неблагоприятные условия для выращивания редиски? Именно в пустыне Негев – там жарко и там нет воды. Я там побывал. Там прекрасно работают кибуцы. Там увлеченные люди собрались. И государство им создало такие условия, что им выгодно вырастить эту редиску даже с дефицитом воды (а вода опресненная в Израиле), привезти в аэропорт Бен-Гуриона, из аэропорта Бен-Гуриона отправить в далекую Москву и выложить в той же «Пятерочке». Смотрите – вот! Конкурентоспособная редиска. А в соседнем колхозе это невыгодно. А почему не выращивают? Люди делают то, что выгодно. То есть правительство Израиля сделало для своих сельчан такие условия, что им выгодно это. Наше правительство не сделало таких условий. В результате…

Василий Колташов: Наше правительство сделало гораздо больше…

Дмитрий Лысков: Господа, секундочку, секундочку!

Андрей Туманов: В результате мы едим израильскую редиску.

Дмитрий Лысков: Это возмутительно. Василий Георгиевич, вы утверждаете, что правительство сделало еще больше?

Василий Колташов: Нет, наше правительство сделало, конечно, гораздо больше для той редиски, потому что она попала на наши прилавки. Поэтому это своего рода… Как это называется? Фритредерство, свободная торговля. Пожалуйста, иностранные…

Дмитрий Лысков: Секунду, господа, секунду! Прошу вас чуть-чуть снизить эмоции. Василию Георгиевичу дадим возможность тоже высказаться.

Василий Колташов: Российские продукты не попадают. Знаменитый китайский чеснок, который везде есть, а российский чеснок люди ищут днем с фонарем.

Дмитрий Лысков: Василий Георгиевич, а не складывается ли такое впечатление, что мы в очередной раз упираемся в сельское хозяйство как экономический субъект, и здесь-то у нас тормоз и возникает? Мы подходим к этому с точки зрения сельских территорий как сельского производителя – ну и упираемся как раз в то, что государство должно создать то, должно создать се, должно создать то. А оно экономически-то невыгодно.

Василий Колташов: Почему невыгодно?

Дмитрий Лысков: Потому что оно дороже.

Василий Колташов: Оно должно либерализовать внутреннюю торговлю. То есть оно должно дать возможность тем предприятиям, которые есть…

Николай Коломейцев: Да любая страна…

Василий Колташов: Да хватит перебивать!

Дмитрий Лысков: Николай Васильевич, пожалуйста, действительно.

Николай Коломейцев: Ну а что он рассказывает?

Василий Колташов: Хватит!

Дмитрий Лысков: Василий Георгиевич тоже имеет право высказаться.

Василий Колташов: Государство должно открыть доступ для мелких производителей, чтобы они могли продавать в городах. Это первое, что необходимо сделать. Смогут они скооперироваться или не смогут – это уже бог решит. Потому что где-то и не скооперировались, во многих странах не скооперировались, не возникли эти чудесные кооперативы. Что касается Голландии, то там были уникальные тепличные условия для развития мелких производителей сельских, потому что там были долгое время самые богатые европейские города, и они сметали все, включая и цветы, естественно.

Поэтому либерализация внутренней свободной торговли и ограничение внешней свободндой торговли, чтобы этой израильской редиски здесь не было и чтобы внутренние производители могли продавать собственную редиску, собственный чеснок и вообще все свои продукты.

И наконец – нужно, чтобы были такие народные рынки, когда в городах, в крупных городах, да и маленьких городах открытый доступ всем производителям. То, что называлось в старину «привоз», и то, что в Российской Федерации практически отсутствует. Привозили и продавали.

Андрей Туманов: Я боюсь, если наше правительство будем с этим разбираться, то не будет редиски никакой – ни нашей, ни израильской.

Дмитрий Лысков: Это тоже опасность, тоже опасность.

Василий Колташов: Существует масса ограничений, масса проблем. И даже те производители, которые есть, мелкие, они от рынка отсечены сейчас. И это серьезная проблема.

Дмитрий Лысков: Александр Михайлович, скажите, пожалуйста, может быть, чисто теоретически рассмотреть такой вопрос: немножечко разделить взгляд на сельское хозяйство. Пусть массовым производством занимаются крупные компании. Так называемое экопроизводство – пусть им занимаются фермеры, готовые работать в этих сложных условиях, конкурировать, о’кей.

Но есть же еще огромный сектор, который… Как я уже упоминал, это просто вопрос занятости населения. Но у нас же, в конце концов, идет роботизация, у нас идет оснащение совершенно новыми технологиями и так далее. Люди должны чем-то заниматься. В США эти фермеры, 6% фермеров, которые совершенно замечательно получают великолепные государственные дотации. Вот я недаром спрашивал: это вопрос в первую очередь экономический или занятости? Может быть, и нам рассмотреть в плане возрождения сельских территорий возрождение их именно с этой точки зрения?

Александр Никулин: Опять я обращаюсь к наследию Чаянова. Чаянов был великий экономист, мел он деньги считать, но тем не менее он ввел такое понятие – социальная рентабельность. Он как экономист говорил: «Мы должны подходить с точки зрения социальной к тому, что происходит».

Дмитрий Лысков: О чем и речь.

Александр Никулин: Иначе, руководствуясь только длинным рублем, мы можем наделать много бед.

И еще очень важное понятие. Вот мы заговорили о многоукладности, и каждый, как слона, стал описывать: «Вот агрохолдинги такие»; «Вот кооперативы сякие». Он ввел понятие оптимума. В сельской местности надо искать оптимум взаимосуществования между разными укладами.

То есть сейчас… Вот почему я недоволен и критикую? Я вообще не против агрохолдингов, но агрохолдинги на фоне остальных аграрных производителей жрут в три горла. Условия для фермеров менее справедливые, чем для агрохолдингов. Например, я говорю: давайте создадим оптимально удобные и выгодные условия для мелких и крупных форм хозяйствования.

Более того, давайте поставим вопрос: а оптимально эффективная экономическая форма – она какая? Ну, грубо, сколько тысяч гектар, например? То есть где производитель – эффективный фермер? Да, везде размеры ферм повышаются, но тем не менее это семейные хозяйства. То есть в Штатах 20 лет назад это было 250, а сейчас уже 800 гектар – среднее фермерское хозяйство. И у нас фермерские хозяйства. Но агрохолдинг в миллион гектар – это эффективно?

И потом, одно дело – председатель колхоза или руководитель агропредприятия, как Грудинин. Он сидит где-то здесь, и он отвечает за своих работников. А если руководитель сидит в Вене? Да бог с ней, с Веной. В Москве или в Ростове. И что он там увидит? Какое там развитие? Кто там ворует? Поэтому вопрос…

Дмитрий Лысков: Вопрос менеджмента на самом деле.

Александр Никулин: Второе. Вот вы все говорите: «Какая же должна быть современная деревня?» Вы понимаете, она должна быть разнообразной и многоликой. Так же, как есть многоукладность. На Северном Кавказе она будет одной. В Архангельской области она будет другой. В Алтайском крае… Они должны быть разные, с точки зрения соотношения мелкого и крупного производства, особенностей местной культуры.

Далее. Вообще мы уже почти все перечислили, что нам нужно для этих разнообразных деревень. Меня несколько удивило, что у нас принят замечательный закон «О местном самоуправлении». Мне кажется, у нас его окончательно ликвидировали. И даже во время колхоза и сельсовета у нас самоуправления было больше, чем сейчас. Жуткая централизация!

А с чего начинается процветание сельской местности? Снизу. Вот местная районная власть имеет возможность формировать свой собственный бюджет, и она несет ответственность. Сейчас они говорят: «А что вы хотите? Обращайтесь в область». А область говорит: «Обращайтесь в Москву. У нас нет ресурсов. Мы ни за что не отвечаем. Мы – ночные сторожи на своих территориях».

Итак, первое – местное самоуправление. У нас его нет. Ну давайте признаем, что у нас его нет, у нас чудовищная сверхцентрализация.

Кооперативы? Вроде бы что-то делается. Но люди так разобщены! Мы берем интервью у фермеров, и фермеры говорят: «Нам нужны кооперативы». Говорим: «Так чего же? Объединяйтесь». – «А мы друг другу не доверяем». А кооперация – это означает доверие. Доверия нет между аграрными производителями – и мелкими, и крупными.

Третье – социальный капитал. Вот здесь говорят, что надо кого-то готовить в колледжах, надо кого-то готовить в университетах. Формально на бумаге у нас все хорошо: у нас 52 аграрных университета, академии. Но как с советских времен они были плохонькие, по сравнению с военно-промышленными комплексами, института, а сейчас стали они хуже. У них оборудование устарело. Профессора получают нищенские зарплаты. Но самое главное, что эти студенты 52 университетов и академий в массе своей спят и видят, как убежать в города, получить диплом бухгалтера, инженера и так далее.

Дмитрий Лысков: Александр Михайлович, немного времени остается. Итого, у нас остается еще и социальная…

Александр Никулин: И самое главное – это, еще раз я повторю, культура. На Западе появилось такое понятие – smart village, «умная деревня». Новые технологии дают возможности для трансформации сельского образа жизни. Вот здесь мы должны заниматься этим – цифровизацией, чем угодно. Идти на любые эксперименты, пусть и курьезные.

Дмитрий Лысков: Что дополнительно выдавит людей из деревни в города!

Александр Никулин: И наконец – производство. Сельский образ жизни сейчас – это не только производство. В Штатах 2% фермеров и 20% живет в сельской местности. У нас скоро тоже будет 2% собственно аграрных производителей. Давайте займем всех остальных чем угодно: айтишников, пенсионеров и так далее.

Дмитрий Лысков: Спасибо огромное. Андрей Владимирович, у нас, собственно говоря, в стране действует целых две государственные программ. Во-первых, госпрограмма развития сельского хозяйства. И вторая – это комплексное развитие сельских территорий. Исходя из всего, что здесь сказано, у меня такое впечатление, что мы все-таки так и не понимаем, куда вкладывать деньги в рамках этих программ. Это так или не так?

Андрей Туманов: Я думаю, что наиболее успешная программа – это те самые дачники, которые либо в СНТ разрабатывают землю, горожане, либо уезжают в деревню. То есть они, приезжая, привозят с собой и деньги, и рабочие руки, и, в общем-то, оседают на земле. К сожалению, все что ни делается… А сверху ничего не делается. То есть как? Наверху в лесу шумит, а внизу в дремучем лесу ничего не слышно, все тихо.

Дмитрий Лысков: Спасибо, спасибо.

Ну что же, судьбу российской деревни обсуждали мы в нашей программе. Мы еще будем возвращаться к этой теме. Дискуссии были бурные, но тем не менее спасибо огромное нашим уважаемым экспертам за содержательный разговор. Спасибо.

Башкирский фермер, придумавший свою валюту, сотворил экономическое чудо

Верховный суд Башкирии разрешил жителям деревни Шаймуратово расплачиваться «шаймуратиками». Так называются местные деньги, а точнее — товарные талоны. На них можно купить продукты только в одном селе. Такую систему взаиморасчетов предложил местный фермер. Но своеобразную валюту пыталась запретить местная прокуратура.

На «шаймуратики» можно купить любой товар в местных магазинах, можно даже рассчитываться ими за услуги. Однако замена денег пришлась не по нраву прокуратуре, которая отменила хождение валюты. Но предприниматель подал апелляцию. На сторону фермера встал Верховный суд республики, который легализовал «шаймуратики». Эти товарные билеты смогли поднять всю деревенскую экономику.

Казалось бы, ничего необычного: в сельском магазине покупатели рассчитываются за товары. Но к оплате кассир принимает вовсе не рубли, а так называемые «шаймуратики» — местную деревенскую валюту. В кошельках сельских жителей необычные купюры появились несколько лет назад, когда сельхозпредприятие оказалось в сложной финансовой ситуации: переработчики перестали рассчитываться с крестьянами «живыми» деньгами, а накопившиеся долги не позволяли вовремя выплачивать заработную плату. Тогда фермер Артур Нургалиев с партнерами и придумал товарные билеты: сделку по ним можно совершить уже сейчас, а после обменять на реальные деньги. «Вот эти товарные талоны, — рассказывает предприниматель. — На обратной стороне банкноты – таблица, которая показывает, как эти билеты дешевеют относительно времени. Копить эти деньги нельзя, нужно только тратить».

Внешне они действительно очень похожи на банкноты: с разным достоинством и даже степенями защиты. Но разница в том, что билеты дешевеют: от своего номинала «шаймуратики» теряют по два процента в месяц. Когда все вокруг сидели без денег и брали товары в долг, в шаймуратовских магазинах выручка стала расти как на дрожжах.

Эффект от новой экономической модели в Шаймуратово почувствовали почти сразу. Внедрение своей внутренней валюты позволило не только выжить самому сельхозпредприятию, но и задвигало всю деревенскую экономику. Впервые за много лет товарооборот вырос сразу в 12 раз.

Вместе с новостями об успехах в Шаймуратово нагрянула проверка. Прокуратура нашла нарушения и потребовала отменить «шаймуратики», но из обращения они не исчезли. На сторону крестьян встал Верховный суд, он признал товарные билеты законными. «Это не совсем деньги, потому что у них нет функции накопления, — говорит Михаил Хазин, экономист. — В случае с сельским хозяйством проблема состоит в том, что прибыль крестьяне получают по осени, а платить людям нужно всегда. Поэтому это — вспомогательный инструмент. Как только появляются нормальные деньги, «шаймуратики» перестают использоваться, они не конкурируют с деньгами».

Опытом по внедрению внутренней валюты заинтересовались не только соседние колхозы, но и экономисты. Оказалось, что «шаймуратики» вполне могли бы стать универсальным средством расчетов среди сельхозпредприятий в условиях кризиса. Но в планах шаймуратовских фермеров теперь — перевод всех расчетов в электронный вид. Работникам вместо бумажных купонов будут выданы пластиковые карты.

Get Town Village: ферма, строительство, торговля, город урожая

Ферма. Строить. Город. Торговля. Town Village — это уникальное сочетание городского строительства и сельского хозяйства. Постройте деревню своей мечты, состоящую из домов, ферм, фабрик, общественных зданий и морского торгового порта. Управляйте фермой и деревенским производством в своем веселом мультяшном фермерском городке, продавайте товары для дальнейшего развития и расширения своего фермерского города, собирайте сенокосы и превращайте свой остров в процветающий торговый порт в этом районе.Town Village — это уникальное сочетание городского строительства и сельского хозяйства. Построй город своей мечты! Это бесплатно! Наслаждайтесь игрой Town Village бесплатно, созданной разработчиком городского строительства №1 для мобильных устройств: Sparkling Society, с более чем дюжиной классных игр по строительству городов и более чем 85 миллионами игроков по всему миру. Постарайтесь развивать, увеличивать возможности ведения сельского хозяйства и превратить свою деревню в город / город / мегаполис с множеством красивых и забавных зданий и расширений, множеством товаров и культур для выращивания на полях, выращивайте различные сенокосы на своих фермах, доставляйте заказы своих граждан и соседей, чтобы они были довольны и зарабатывали деньги и опыт.Украсьте свой город множеством красивых украшений, чтобы сделать свой веселый фермерский город уникальным. Превратите свою деревню в небольшой мультяшный городок. Так что, если вам нравятся городские строители и вы когда-то играли в другие градостроительные или веселые фермерские игры, вам обязательно понравится этот градостроитель. Если вы любите расслабляющую фермерскую игру с вызовом бесплатно или если вы дизайнер, когда строите свой собственный город, присоединяйтесь прямо сейчас! Особенности Town Village: * Различные здания, от ремесленных мастерских до ферм и украшений, которые вы можете использовать, чтобы создать город своей мечты. * Различные сельскохозяйственные культуры для выращивания и товары для торговли в вашем торговом порту * Характерные горожане, чьи заказы вы можете выполнять, чтобы заработать деньги и опыт для своего городского жителя. * Распределительный центр вашего города требует управления, помогайте своим гражданам * Продавайте свои сельскохозяйственные культуры на рынке * Собирайте городские строительные материалы, чтобы закончить мультяшные постройки * Фермы для управления и расширения вашего фермерского города * Экзотические товары и урожай, привезенные из торговых портов с других фермерских островов * Украсьте свой веселый город множеством прекрасных украшений. * Игра по строительству города, игра по строительству деревни, управление фермой * Играйте с друзьями, заводите новых друзей в игровом сообществе! (скоро) * Бесплатная игра с покупками в приложении

Показать больше

Красный Крюк, Н.Y .: Фермерский городок с гостеприимной общиной

Источник некоторых яблок, яиц и редиса на фермерских рынках в Нью-Йорке, согласно приметам, может быть чем-то вроде головной боли. Разве Ред-Хук не в индустриальном Бруклине?

Вовсе нет. Продукция родом из городка округа Датчесс примерно в 100 милях к северу, где проживает всего 11 000 человек на 36 квадратных милях, а это означает, что есть много дополнительного места для выращивания фруктов и овощей.

Некоторым недавним эмигрантам легко отличить два красных крючка.«Я с большим оптимизмом отношусь к общению с людьми в Ред-Хук, чем когда-либо в Бруклине», — сказал 39-летний Люк Шнайдерс, социальный работник, который переехал этой весной после десяти лет аренды жилья в Вильямсбурге, Бушвике и Гринпойнте, где он жил в стиле железной дороги. В квартире была ванная без раковины. «Качество жизни намного выше, чем я привык».

Это чувство общности кажется нелегким. В течение многих лет г-н Шнайдерс и его жена, 35-летняя Карен Алсен, директор по образованию экологической некоммерческой организации, отправлялись на выходные в «разведывательные миссии», чтобы исследовать потенциальные дома будущего.Затем наступил 2020 год, когда произошли два события, которые привели план в действие. Одним из них, очевидно, был Covid-19, который позволил госпоже Алсен работать удаленно. Другой, в июне прошлого года, родился сын.

Вскоре пара сократила свой список до двух финалистов: северного Вермонта и середины долины Гудзона. Последний выиграл, потому что он был ближе к семье и работе.

В мае, несмотря на острую конкуренцию, пара приобрела дом с тремя спальнями, тремя ванными комнатами и полами с водяным подогревом на площади более семи акров за 559 000 долларов.Есть также сарай, «который заставляет меня чувствовать, что мне нужно заняться хобби», — пошутил г-н Шнайдерс.

Если это времяпрепровождение связано с сельским хозяйством, он окажется в хорошей компании. Большая часть пологого ландшафта Ред-Хука изобилует фермами, особенно между шоссе 9 и 9G, где сочетание пастбищ и Кэтскиллс может показаться достойным картины.

В целом, урожай растет на более чем 200 землях, сказала Шерил Каслуга, налоговый инспектор города. Некоторые фермы владеют несколькими земельными участками, и количество действующих ферм в Ред-Хук довольно велико — около 70 крупных, — сказала г-жа Мисс.Каслуга сказал.

Новички также помогают сохранить обстановку в деревенском стиле. Согласно закону 2006 года, покупатели оплачивают налог в размере 2 процентов от той части покупки дома, которая превышает годовой средний показатель для города (330 000 долларов в этом году), для финансирования сохранения. Деньги идут на создание сервитутов, платят фермерам за то, чтобы они не строили на их земле жилья. По состоянию на 2019 год, официальные лица заявили, что ограничения на действия со стороны города и некоммерческих организаций защищают сельхозугодья, составляющие около четверти всего города, или 5700 акров.

И все же Red Hook не похож на музейный экспонат. Удачно названная Old Farm Road — это участок площадью 52 акра, 102 квартир под названием Tradition at Red Hook от Kirchhoff Development и Bonura Hospitality Group, который является одним из крупнейших новых жилищных проектов в этом районе за последние годы. Во многих отношениях это противоречит традициям. В отличие от участка 1960-х годов на соседнем Кембридж-драйв, кварталы здесь густые и выстланы тротуарами. Травяной центральный прямоугольник, напоминающий городскую зелень, гарантирует открытое пространство (в дополнение к 33 акрам, которые останутся незастроенными).

«Когда в маленький городок приходит что-то новое, всегда есть идея, что его колорит изменится», — сказала 74-летняя Карен Гик, консультант по образованию на пенсии и 41-летний житель города, купившая дом в Tradition. в апреле за 650 000 долларов. Одноэтажный дом с двумя спальнями, открытой планировки и индивидуальной отделкой, включая гранитные столешницы.

«Но перемены неизбежны», — сказала г-жа Гик. Как город, добавила она, «мы рады поделиться тем, что у нас есть».

Что вы найдете

Катящийся по возвышенности от реки Гудзон до холмов на востоке, Ред-Хук назван не в честь рыболовных снастей томатного цвета, хотя иллюстрация, показывающая это изображение, присутствует на многих знаках.

Напротив, название происходит от голландского выражения «красная точка» — того, как, согласно историческим свидетельствам, полуостров Крюгер на Гудзоне выглядел для исследователей одним осенним днем ​​17 века, когда его листья сумаха загорелись. Сегодня Крюгер является частью заповедника и заповедника дикой природы Тиволи-Бэйс площадью 1722 акра, который позволяет ходить в походы, кататься на каяках и охотиться вдоль привлекательных изгибов береговой линии.

Деревни и деревни города — по две в каждой — имеют разные индивидуальности.Причудливая и тихая деревня Тиволи привлекает отдыхающих, как и более века назад, когда нью-йоркские дворяне, многие из которых были связаны с семьей Ливингстонов, проводили лето в загородных поместьях в этом районе.

Некоторые из этих поместий сохранились как частные дома, в то время как Бард-колледж в деревне Аннандейл-он-Гудзон поглотил другие в свой эклектичный кампус — среди них Монтгомери Плейс, неоклассический уголок Ливингстона, и Блитвуд, колонный городок. Особняк изящных искусств.

Но Келли-роуд, которая проходит через центр города, кажется серьезным пригородом с ее колониями и возведенными ранчо.

Более приземленная толпа тяготеет к деревне Ред-Хук, которая предлагает множество ресторанов, студий йоги и хозяйственных магазинов на оживленных улицах Бродвея и Маркет-стрит. Продуктовый магазин в Ханнафорде скрытно спрятан за деревьями, но покупателям, которым нужен большой опыт, лучше обслужить в Кингстоне, на другом берегу реки.

Сколько вы заплатите

По мере разгула пандемии жилищного фонда становилось все меньше. 1 июля 14 домов на одну семью были выставлены на продажу по цене в среднем 881 000 долларов, согласно данным Службы множественного листинга Mid-Hudson, подготовленным Mondello Upstate Properties.

В нижнем ценовом сегменте находилась простая студия художника с ванной комнатой на 12 акрах за 395 000 долларов, согласно данным. Самой дорогой, стоимостью 2,6 миллиона долларов, была ферма Мильорелли, пристройка как в верхнем, так и в нижнем районе штата, с жилым домом с пятью спальнями, домиком для сидра и двумя прудами на 210 акрах (в список не вошли фермы, дороги в районе).

Продажи были оживленными. По данным, предоставленным Маргарет Некревич, ассоциированным брокером Mondello, до 30 июня в этом году был продан 61 дом на одну семью, в среднем за 484 000 долларов.Для сравнения, за тот же период в 2019 году (более подходящая точка отсчета, чем в 2020 году, который был ограничен месяцами без личных выступлений), было осуществлено 43 продажи, в среднем на сумму 327000 долларов.

«Это были городские покупатели, местные покупатели, понемногу всего», — сказала г-жа Некревич.

Фермы Vibe

могут присутствовать и в других местах, но Red Hook превращает их в культурные достопримечательности. На ферме Грейг площадью 300 акров посетители могут собирать чернику, покупать кустарное мыло и просматривать картины маслом.Ферма Роуз-Хилл, основанная в 1798 году, предлагает крепкий сидр в старинном пивном помещении отреставрированного сарая с балками. Hardeman Orchards проводит концерты по выходным в амбаре 1850-х годов (17 июля там должна выступить регги-группа).

Остальные похожи на парки скульптур. На ферме Хеерманс красочные металлические предметы конкурируют за внимание с каменным домом примерно 1750 года.

Для саундтрека есть WKZE, независимая FM-радиостанция, вещающая с Северного Бродвея. Однажды днем ​​они превратили мягкую кавер-версию песни Grateful Dead «Камберлендский блюз» в песню Джеймса Брауна «Papa’s Got a Brand New Bag».”

Популярные ежегодные вечеринки включают в себя сентябрьский день Hardscrabble Day, мероприятие, посвященное парадам, названное в честь раннего названия деревни Ред-Хук. «Мы немного Mayberry», — сказала г-жа Некревич.

Школы

Система государственных школ, в которой обучается около 1 640 учеников, считается сильной в регионе. Предложение «два в одном» для школ Mill Road Primary и Mill Road Intermediate обслуживает детей от дошкольного возраста до пятого класса в комплексе, окруженном сельхозугодьями. Учащиеся продолжают обучение в средней школе Linden Avenue с шестого по восьмой класс.

В 2019 году, последнем доступном году, 56 процентов учащихся округа соответствовали стандартам на государственных экзаменах по английскому языку по сравнению с 45 процентами по всему штату. Сдавая государственные экзамены по математике, 49 процентов студентов соответствовали стандартам по сравнению с 47 процентами по всему штату.

Среднюю школу Ред-Хук заканчивают 91 процент, по сравнению с 85 процентами по штату. С 2001 года он предлагает программу получения диплома Международного бакалавриата для учащихся младших и старших классов, что является одной из немногих школ долины Гудзон, которые это делают. В 2020 году средние результаты SAT в школе составили 579 по чтению и письму и 588 по математике, по сравнению с 536 в каждом штате.

The Commute

Жители, которые ежедневно добираются до Нью-Йорка, редки. Те, кто приезжает изредка, часто добираются до станции Amtrak из Райнклиффа, деревушки в Райнбеке, которая обычно предлагает четыре поезда до вокзала Пенсильвании с 6 утра до 11 утра. Райнклифф находится примерно в 15 минутах езды; поезд занимает около часа 40 минут, а стоимость проезда начинается от 23 долларов.

Дорога до центра Манхэттена занимает около двух часов, в зависимости от загруженности дорог.

История

За кирпичной стеной на Вест Маркет-стрит стоит Майзфилд, дом конца 18 века, внесенный в Национальный реестр исторических мест.Строителем был Дэвид Ван Несс, капитан Континентальной армии. Его племянник, Уильям Ван Несс, доверенное лицо Аарона Берра, зарядил пистолет вице-президента во время дуэли 1804 года, в результате которой погиб Александр Гамильтон. (Имя Уильяма проверяют в мюзикле «Гамильтон» в песне «The World Was Wide Enough».) Некоторые источники предполагают, что Берр скрывался в Мейзфилде, тогда входившем в состав Райнбека, после стрельбы по Гамильтону. Но есть и другие свидетельства того, что Берр затаился в соседнем городке Киндерхук, в поместье, ныне известном как Линденвальд.

Чтобы получать еженедельные обновления по электронной почте о новостях жилой недвижимости, подпишитесь здесь. Следуйте за нами в Twitter: @nytrealestate.

Фермерские рынки в Сан-Диего, Калифорния

В округе Сан-Диего около 5100 ферм, включая постоянные, частичные, большие, маленькие, обычные, органические, городские, сельские, постоянные и только начинающие. Приблизительно 69% ферм округа Сан-Диего занимают от 1 до 9 акров, и более 40% производителей — женщины. Сан-Диего — ведущий производитель авокадо по всей стране, и основные культуры включают питомники, цветы, помидоры, цитрусовые, птицу, яйца, грибы, суккуленты и клубнику.

На ежедневных фермерских рынках Сан-Диего в окрестностях округа вы можете попробовать свежие продукты от местных фермеров и вкусные угощения от местных ремесленников. Пообщайтесь с местными жителями и познакомьтесь с фермерами, пока вы кушаете сладкие спелые фрукты, слушаете живую музыку, прогуливаетесь по красочным будкам и испытаете восхитительный образ жизни Сан-Диего. На некоторых рынках повара готовят блины, кукурузную кукурузу и тамале; Продавцы продают оливки с чесноком, оливковое масло, сыр и мед местного производства.

На многих фермерских рынках вы также найдете местных ремесленников, продающих все, от мыла ручной работы, ювелирных изделий и предметов искусства до текстиля, керамики, фотографии и других сокровищ ручной работы.

Во вторник во второй половине дня перейдите по мосту в очаровательный Коронадо, где прекрасный вид на залив Сан-Диего дополняется причудливой атмосферой маленького городка и свежими продуктами на фермерском рынке Коронадо. По средам вечером фермеры собираются на Рынке сертифицированных фермеров Ocean Beach, где их награды сочетаются с живыми выступлениями музыкальных групп, продавцами произведений искусства и дружелюбными местными жителями в спокойном пляжном городке.Во второй половине дня в четверг отправляйтесь в один из самых модных районов Сан-Диего на фермерский рынок Северного парка. Здесь вы найдете художников, новаторов и городские молодые семьи, которые покупают травяную говядину, пастбищных кур и лучшие продукты, которыми могут поделиться местные фермеры.

В пятницу утром загляните на рынок сертифицированных фермеров ранчо Бернардо, чтобы найти свежие продукты, горячих продуктов, выпечку, поделки ручной работы и многое другое. В выходные дни зайдите в Little Italy Mercato в субботу утром и попробуйте «la dolce vita» с чашкой эспрессо, пока вы просматриваете пять блоков местных товаров, начиная от мяса, приготовленного вручную, и свежих живых блюд из воды у мыса Лома. к радугам фруктов и овощей.Воскресным утром выбирайте между обширным фермерским рынком Hillcrest, заполненным продавцами продуктов питания, ремесленниками и фермерами, и прибрежным рынком La Jolla Open Aire, где можно купить свежие продукты, одежду, цветы срезанных ювелирных изделий и многое другое.

Независимо от того, в какое время года или в какой день недели вы посещаете Сан-Диего, вы найдете невероятные рынки, где местные фермеры соблазнят ваши вкусовые рецепторы и поделятся удивительным богатством сельскохозяйственной продукции Сан-Диего.

Для получения дополнительной информации о фермерских рынках округа Сан-Диего посетите веб-сайт фермерского бюро округа Сан-Диего.Дни и время могут быть изменены.

Рынок сертифицированных фермеров Coronado
Вторник: с 14:30 до 18:00
Coronado Ferry Landing
1201 First St at B Ave
Coronado, CA 92118

Рынок сертифицированных фермеров City Heights
Суббота: с 9:00 до 13:00
На Уайтман-стрит от Фэрмаунт-авеню до 43-й улицы
Сан-Диего, Калифорния 92105

Artisan Market Gaslamp
Суббота и воскресенье: с 11:00 до 16:00
Fifth Ave от Island Ave до J St.и Island Ave от Fourth Ave до Fifth Ave
San Diego, CA 92101

Маленькая Италия Рынок сертифицированных фермеров Mercato
Суббота: с 8:00 до 14:00
501 W Date St от Kettner Blvd до Front St
San Diego, CA 92101

Рынок у порта Туна-Харбор
Суббота: с 8:00 до 13:00
598 Harbour Ln — пирс Фиш-Харбор (недалеко от гавани Туна)
Сан-Диего, Калифорния 92101

Hillcrest Certified Farmers Market
Воскресенье: с 9:00 до 14:00
3960 Normal St от Lincoln Ave до University Ave
San Diego, CA 92103

North Park Четверг Рынок сертифицированных фермеров
Четверг: 15:00 — 19:30
2900 North Park Way от 30th St до Granada Ave
San Diego, CA 92104

La Jolla Open Aire Market
Воскресенье: с 9:00 до 13:00
7300 Block of Girard Ave на Genter St
La Jolla, CA 92037

Рынок сертифицированных фермеров Ocean Beach
Среда: с 16:00 до 20:00
4900 Newport Ave от Cable St до Bacon St
San Diego, CA 92107

Рынок сертифицированных фермеров Pacific Beach
Суббота: с 8:00 до 12:00
4150 Mission Blvd от Reed St до Pacific Beach Blvd
Pacific Beach, CA 92109

Pacific Beach Вторник: сертифицированный фермерский рынок
Вторник: 14: 00–19: 00
4500 Bayard St.от Гранат-авеню до Хорнбленд-стрит
Сан-Диего, Калифорния 92109

Рынок сертифицированных фермеров Кирни Меса
Суббота: с 10:30 до 14:30
Service Road от Lightwave Ave до Spectrum Center Blvd
San Diego, CA 92123

Chula Vista — Рынок сертифицированных фермеров на ранчо Отай
Вторник: с 16:00 до 20:00
2015 Birch Rd. и Eastlake Blvd.
Chula Vista, CA 91915

Рынок сертифицированных фермеров Imperial Beach
Пятница: с 14:00 до 19:00 (апрель — сентябрь)
Пятница: с 14:00 до 18:00 (октябрь — март)
Imperial Beach Pier Plaza
10 Evergreen Пр.
Империал Бич, Калифорния 91932

Рынок сертифицированных фермеров Саут-Бэй
Среда: с 15:00 до 19:00
4475 Bonita Rd.
Bonita, CA 91902

Рынок сертифицированных фермеров Боррего-Спрингс
Пятница: с 7:00 до 12:00 (октябрь — апрель, закрыт с мая по сентябрь)
Christmas Circle
700 Palm Canyon Dr and Borrego Springs Rd
Borrego Springs, CA 92004

La Mesa Village Certified Farmers Market
Пятница: 15:00 — 19:00
La Mesa Blvd от Palm Ave и Allison Ave
La Mesa, CA 91942

Santee Certified Farmers Market
Среда: 15:00 С вечера до 19:00 (март — октябрь)
Среда: с 14:30 до 18:30 (ноябрь — февраль)
9600 Carlton Hills Blvd и Mast Blvd
Santee, CA 92071

Рынок сертифицированных фермеров Санта-Исабель
Воскресенье: с 12:00 до 16:00
21887 Вашингтон-стрит на шоссе 78 и шоссе 79
Санта-Исабель, Калифорния 92070

Carlsbad State Street Certified Farmers Market
Среда: с 15:00 до 19:00 (март-октябрь)
Среда: с 15:00 до 18:00 (ноябрь-февраль)
2900 State St from Carlsbad Village Dr to Grand Ave
Carlsbad, CA 92008

Рынок сертифицированных фермеров Del Mar
Суббота: с 12:00 до 16:00
Civic Center
1050 Camino Del Mar
Del Mar, CA 92014

Рынок сертифицированных фермеров Leucadia
Воскресенье: с 10:00 до 14:00
Начальная школа Пола Экке
185 Union St
Encinitas, CA 92024

Рынок сертифицированных фермеров Oceanside
Четверг: с 9:00 до 13:00
Pier View Way and Coast Hwy 101
Oceanside, CA 92054

Рынок сертифицированных фермеров на ранчо Санта-Фе
Воскресенье: с 9:30 до 14:00
Центр деревни Дель-Райо
16079 San Dieguito Rd
Rancho Santa Fe, CA 92091

Рынок сертифицированных фермеров в Солана-Бич
Воскресенье: с 12:00 до 16:00
444 South Cedros Ave
Solana Beach, CA 92075

Рынок сертифицированных фермеров Эскондидо
Вторник: с 14:30 до 19:00 (октябрь — май)
Вторник: с 14:30 до 19:00 (июнь — сентябрь)
200 East Grand Ave от N Juniper St и S Kalmia St
Escondido, CA 92025

Fallbrook Main Avenue Certified Farmers Market
Суббота: с 9:30 до 14:00
100 S Main Ave от Hawthorne и Fig
Fallbrook, CA 92028

Сертифицированный фермерский рынок Mira Mesa
Вторник: с 15:00 до 19:00 (февраль — октябрь) ** Открывается во 2 вторник февраля.
Вторник: с 15:00 до 18:00 (с ноября по декабрь, закрыт в январе)
Средняя школа Мира Меса
10510 Reagan Rd
San Diego, CA 92126

North San Diego (Sikes Adobe) Сертифицированный фермерский рынок
Воскресенье: с 10:30 до 15:30
Sikes Adobe Historic Farmstead
12655 Sunset Dr
Escondido, CA 92025

Рынок сертифицированных фермеров Poway
Суббота: с 8:00 до 13:00
14134 Midland Rd at Temple St
Poway, CA 92064

Ранчо Бернардо Сертифицированный фермерский рынок и специальные продукты
Пятница: с 9:00 до 13:00
Винодельня Бернардо
13330 Paseo Del Verano Norte
San Diego, CA 92128

Рынок сертифицированных фермеров Сан-Маркос
Вторник: с 15:00 до 19:00
250 North City Dr.(между Campus Dr. и Redel Rd.)
San Marcos, CA 92078

Vista Certified Farmers Market
Суббота: с 8:00 до 12:00
Здание окружного суда
355 South Melrose Dr (к югу от Хасиенды)
Vista, CA 92081


Готовы к большему? Вот 7 местных рынков Сан-Диего

Для получения дополнительной информации о фермерских рынках округа Сан-Диего посетите веб-сайт фермерского бюро округа Сан-Диего. Дни и время могут быть изменены.

Все фермерские рынки на Большом острове (список + карта)

Фермерские рынки — одна из малоизвестных жемчужин Большого острова Гавайи.Они разбросаны по всему острову, и, лишь немного спланировав, вы можете зайти к одному на завтрак, обед или купить сувениры в своем маршруте по острову.
Большинство фермерских рынков открыты только один или два дня в неделю, но на Большом острове достаточно рынков, чтобы посетить один из них без ущерба для вашего маршрута.

Содержание

На фермерских рынках вы можете найти местные здоровые продукты, свежеприготовленные блюда (завтрак и обед) и купить сувениры ручной работы, чтобы забрать их домой.Также важно: покупая напрямую у фермера, вы избавляетесь от посредников и помогаете укрепить местное сообщество!

Карта фермерских рынков на Большом острове

На этой карте вы можете увидеть расположение всех фермерских рынков, описанных на этой странице. Эти рынки также более подробно описаны ниже на этой странице.

Фермерские рынки около Коны

Фермерские рынки в Кайлуа-Коне и вокруг нее и вокруг нее и капитана Кука (к югу от Коны). См. Нашу специальную страницу о 7 фермерских рынках в районе Кона для более подробного описания (включая фотографии) этих фермерских рынков.

Фермерский рынок деревни Кона

  • Маршрут : На пересечении Hualalai Rd. и Алии доктор, на стоянке рядом с публичной библиотекой Кона (напротив Хейл Халаваи) в Кайлуа-Кона
  • Базарные дни: со среды по воскресенье с 7:00 до 16:00
  • Дополнительная информация : Фотографии, направления и дополнительная информация о фермерском рынке в деревне Кона.

Aliʻi Garden Market Place

  • Маршрут : 75-6129 Aliʻi Drive, Kailua-Kona
  • Базарные дни: вторник — воскресенье с 10:00 до 17:00
  • Подробнее информация : схема проезда и фотографии садового рынка Али.

Фермерский рынок сообщества Хооулу

  • Маршрут : Курорт и спа-центр Sheraton Kona в заливе Кеухоу: 78-128 Ehukai Street, Kailua-Kona, HI. 96740
  • Базовые дни: Каждую среду с 9:00 до 14:00
  • Дополнительная информация : Схема проезда и фотографии фермерского рынка общины Хоулу

Фермерский рынок Кеухоу

  • Маршрут : Кеухоу Торговый центр, выходящий на Ace Hardware.78-6831 Alii Drive, Kailua-Kona, HI 96740-2440
  • Рыночные дни: Суббота с 8:00 до 12:00 (полдень)
  • Дополнительная информация : дополнительная информация, изображения и направления для фермеров Кеухоу market

Фруктовый киоск South Kona

  • Маршрут : Рядом со старым магазином Higashi, между отметками 103 и 104. 84-4770 Mamalahoa Hwy, Captain Cook
  • Базарные дни: с понедельника по субботу с 9:00 до 18:00, в воскресенье с 10:00 до 16:00
  • Дополнительная информация : дополнительная информация, фотографии и направления для фруктовой лавки в Южной Коне

Зеленый рынок «Чистая Кона»

Ранее известный как зеленый рынок в Южной Коне.

  • Маршрут : расположен в Ботаническом саду Эми Гринвелл напротив отеля Manago в Captain Cook
  • Базарный день: Воскресенье с 9:00 до 14:00
  • Дополнительная информация : дополнительная информация и направления для зеленого рынка Pure Kona.

Фермерский рынок Палисадес

Фермерский рынок Палисадес, спрятанный на манговой ферме в нижней части Палисадеса, недалеко от аэропорта Кона, является самым новым рынком на острове.

  • Маршрут : к востоку от аэропорта Кона по адресу 73-4261 Laui St, Kailua-Kona, HI 96740
  • Базарные дни: Каждую первую субботу месяца с 8:00 до 14:00.
  • Дополнительная информация : дополнительная информация и направления для фермерского рынка Palisades на этой странице в facebook.

Фермерские рынки около Хило

Фермерские рынки в Хило и его окрестностях. Фермерский рынок Лаупахоео находится на полпути между Хило и Ваймеа, рынок @ мельница — на полпути между Хило и Вулканом.Мы также предлагаем более подробное описание наиболее популярных фермерских рынков Хило.

Бар дядей Ава и ночной рынок Калапана

В конце шоссе 137, где поток лавы 1990 года накрыл большую часть деревни Калапана и знаменитый пляж с черным песком Кайму.

  • Маршрут : 12-5038 Kalapana Kapoho Beach Rd, Pāhoa, HI 96778.
  • Рыночные дни :
    • Среда с 17:00 до 21:00 (веб-сайт) на ночь рынок, также известный как «рынок Hoʻolauleʻa в ​​среду вечером».
    • Суббота с 8:00 до полудня для фермерского рынка дяди Кайму, (веб-сайт).
  • Дополнительная информация : Место для фермерского рынка (UnclesʻAwa Club) также открыто ежедневно с 7:00 утра. В отеле есть смузи-лачуга и «Uncles Kitchen», где с 11:00 до 19:00 подают блюда для барбекю, блюда в местном стиле, гамбургеры, закуски и гамбургеры из свежей рыбы. Бар UnclesʻAwa открыт с 10 до закрытия (сайт).

Фермерский рынок Лаупахоео

Фермерский рынок Лаупахоео является проектом при поддержке музея поездов Лаупахоео. На рынке представлены разнообразные продукты и изделия ручной работы, а также лучший на побережье кофе и блины.

  • Маршрут : Laupahoehoe — рядом с остановкой Minit Stop на Hwy. 19. 36-2266 Mamaloha Hwy, Laupahoehoe, HI
  • Рыночные дни: Воскресенье с 9:00 до 13:00
  • Дополнительная информация : У нас нет текущей контактной информации для этого фермерского рынка.Пожалуйста, позвоните Арлин Хасси по телефону (808) 962-0709 или посетите эту страницу facebook для (недавней?) Информации.

Фермерский рынок Laupahoehoe расположен недалеко от шоссе 11 в Laupahoehoe

Фермерский рынок Хакалау и фудшер

Фермерский рынок Хакалау — небольшой рынок, расположенный на территории Ботанического мира приключений.

  • Как добраться: чуть выше Хакалау, в 15 милях к северу от Хило. 31-240 Old Mamalahoa Hwy
  • Базарный день: вторник после обеда с 15:00.м. и 17.00
  • Дополнительная информация: на сайте фермерского рынка Хакалау.

Фермерский рынок Хакалау — это рынок небольших общинных фермеров. Изображение предоставлено: Дебора Скривенс

Кофейная фабрика Хило «Маркет @ Милл»

(между Хило и Вулканом)

  • Указания : Ферма кофе Хило, 17-995 Volcano Rd. (Между маркерами 12 и 13 миль)
  • Рыночные дни: Суббота с 9:00 до 14:00
  • Дополнительная информация: Market @ the mill website

Hilo’s Farmer’s Market

  • Маршрут : Угол проспекта Камехамеха и улицы Мамо
  • Базарные дни: Среда и суббота с 6:00 до 16:00
  • Дополнительная информация: Маршруты и фотографии фермерского рынка Хило

Фермерский рынок Хило Не зря является крупнейшим и самым популярным фермерским рынком на Большом острове.В базарные дни более 200 продавцов продают свежие продукты и изделия местных мастеров. Посмотрите следующее видео, чтобы получить представление о рынке:

Фермерский рынок Маку

  • Маршрут : на участке фермера Макуу вдоль шоссе Кеау / Пахоа. объездная дорога между Кеау и Пахоа
  • Базарный день: Воскресенье с 8:00 до 14:00
  • Дополнительная информация: Очень большой фермерский рынок, на котором около 200 продавцов продают гавайские ремесла, растения, продукты, ювелирные изделия, ракушки , этническая и переработанная одежда, еда, живая музыка, пластинки / компакт-диски и книги.Подробности читайте на их сайте.

Фермерский рынок общины Пахоа

  • Маршрут : В региональном (или районном) парке Пахоа на улице Каухале. на стоянке над скейт-парком
  • Базарный день : воскресенье с 7:00 до полудня
  • Дополнительная информация : Вы можете рассчитывать найти около 20 продавцов на новейшем фермерском рынке на острове (с 4 октября , 2020).

Фермерский рынок Панаева

  • Маршрут : Этот рынок расположен по адресу 363 Railroad Ave в Хило (напротив парковки Home Depot)
  • Базарные дни: Пятница с 11:00 до 16:00 , Суббота с 07:00 до 11:00.
  • Подробнее информация : Фотографии и направления для фермерского рынка Кеаукаха Панаева

Фермерский рынок Кинуле

  • Маршрут : рядом с магазином семян Кувате, две улицы Таун-центр Пуайнако. 1990 Kinoole Street, Hilo, HI
  • Базарные дни: Суббота с 6:30 до 12:00 (полдень)
  • Дополнительная информация : Фотографии и направления на фермерский рынок Кинооле

От фермы до- Автомобильный рынок в Кеаау

  • Маршрут : Пикап находится в миссии Пуна Хонгванджи в Кеаау.
  • Дни заказа: Онлайн-торговая площадка открыта для покупок с 10:00 пятницы до 18:00 понедельника
  • День получения : среда с 15:00 до 18:00
  • Дополнительная информация : Это еженедельный виртуальный фермерский рынок с платформа для онлайн-покупок, где потребители могут покупать местные продукты, мясо, яйца, сыры, выпечку и продукты с добавленной стоимостью. Для получения дополнительной информации и размещения заказов посетите веб-сайт Farm-to-Car.

Фермерский рынок деревни Кеаау

  • Маршрут : 16-0573 Old Volcano Road, Keaau, HI
  • Базарные дни: со вторника по субботу с 7:00 до 17:00
  • Дополнительная информация: Фотографии и направления на фермерский рынок в деревне Кеаау

Рынок в городе Хило (вечер пятницы)

Впервые на острове состоится мероприятие, которое начнется 1 октября 2021 года.Вот предварительная информация:

  • Маршрут : 69 Waianuenue Avenue (около Храма и Джеки Рей — прямо через дорогу от Mo’s Fish & Chips)
  • Базарные дни: Пятница днем ​​/ вечером с 17:00 до 20:00
  • Дополнительная информация: См. Веб-сайт городского рынка Хило.

Фермерские рынки вулкана и Кау

Фермерские рынки рядом и в деревне вулканов. Фермерский рынок Кау находится на дороге между Коной и Вулканом.

Volcano Farmers Market

  • Маршрут : 19-4030 Wright Road, Cooper Center, Volcano, HI
  • Базарные дни: Воскресенье с 6:30 до 10:00
  • Дополнительная информация : Как добраться и фотографии Фермерский рынок в деревне Вулкан

Фермерский рынок Кау (Наалеху)

(в Наалеху между вулканом и Коной)

  • Маршрут : сторона Маука (гора) хозяйственного магазина Ace в Наалеху, рядом с магазином Punalu’u Bake.
  • Рыночные дни: среда и суббота с 8:00 до 14:00 (среда — основной рыночный день для большинства продавцов)
  • Дополнительная информация : Схема проезда и фотографии фермерского рынка Кау (Наалеху) веб-сайт

Paradise Meadows в Кау (фермерский киоск)

(не фермерский рынок, а фермерский стенд с местными продуктами, кофе, медом, маканами и шоколадом)

Paradise Meadows — это ферма площадью 75 акров недалеко от самая южная точка США.Их фермерский стенд открыт 7 дней в неделю с 9 утра до 5:30 вечера, где вы можете получить бесплатные образцы продуктов, которые продаются, а также насладиться краткой экскурсией по ферме.

  • Маршрут : примерно на 7/10 мили вниз по улице Саут-Пойнт от поворота на шоссе 11 (между отметками 69 и 70 миль)
  • Дни фермы : стойка открыта 7 дней в неделю с 9 AM — 17:30
  • Дополнительная информация : на веб-сайте Paradise Meadows.

Фермерские рынки Ваймеа

Фермерские рынки в Ваймеа и его окрестностях на Большом острове, включая один в Хави (к северу от Ваймеа) и Вайколоа (между Ваймеа и Коной).Мы посвятили отдельную страницу 4 самым популярным фермерским рынкам в Ваймеа (рыночные дни: суббота и среда), где вы можете более подробное описание и фотографии.

Фермерский рынок в Хамакуа Харвест

Воскресный фермерский рынок в Хамакуа Харвест предлагает только товары местного производства, еду оно, живую музыку и бесплатные образовательные мероприятия еженедельно. Выпейте кокос, купите футболку и ощутите теплое гостеприимство Хамакуа. SNAP / EBT добро пожаловать!

Обзор стендов на воскресном фермерском рынке в Хамакуа Харвест.Изображение предоставлено: фермерский рынок в Hamakua Harvest.

Субботний рынок Вайколоа

К сожалению, этот рынок закрыт до дальнейшего уведомления (июль 2019 года).

  • Маршрут : Стоянка общественной церкви Вайколоа. 68-3625 Paniolo Ave., Waikoloa, HI
  • Рыночные дни: суббота с 8:00 до 13:00
  • Дополнительная информация: подробности см. На странице субботнего рынка Waikoloa в Facebook.

Рынок города Ваймеа

  • Маршрут : Паркер-школа позади гостиницы Paniolo Country Inn.65-1224 Lindsey Road, Kamuela, HI
  • Базарные дни: Суббота с 8:00 до полудня
  • Дополнительная информация : Фотографии и направления на фермерский рынок города Ваймеа

Фермерский рынок Ваймеа в середине недели

  • Маршрут : Конюшни Пукалани. 67-139 Pukalani Road, Kamuela, HI
  • Рыночные дни: Среда с 9:00 до 14:00
  • Дополнительная информация : Указания и дополнительная информация на фермерском рынке Ваймеа в середине недели

Kekela Ферма

Обратите внимание, что это * фермерский * рынок, а не * фермерский * рынок.Это означает, что вы можете купить свежие фермерские продукты у одного поставщика (ферма Kekela) в следующих двух местах:

  • Маршрут : 64-604 Mana Road, Kamuela, HI 96743
  • Рыночные дни: вторник между 14:00 и 17:00, 64-604 Mana Road
  • Маршрут (2) : Рынок города Ваймеа в Parker School, Камуэла
  • Базарные дни (2): Суббота с 8:00 до 1 : 00 PM
  • Дополнительная информация : Веб-сайт фермы Кекела

Гавайский фермерский рынок Homestead

  • Указания : На игровой площадке средней школы Ваймеа и начальной школы Ваймеа: 67-1229 Mamalahoa Highway, Камуэла , Гавайи, , , Гавайи, 96743 Базарные дни: суббота с 7:00 до 12:00 (полдень)
  • Дополнительная информация : Указания и дополнительная информация о фермерском рынке Hawaiian Homestead

Фермерский рынок Камуэлы

  • Маршрут : Конюшни Пукалани.67-139 Pukalani Road, Kamuela, HI
  • Базарные дни: суббота с 7:00 до полудня
  • Дополнительная информация : Указания и дополнительная информация о фермерском рынке Камуэлы

Kings ‘Shops Farmers Market (на пляжный курорт Вайколоа)

  • Маршрут : 250 Waikoloa Beach Dr, Waikoloa Village, HI 96738, USA
  • Базарные дни : каждый вторник с 9:00 до 14:30
  • Дополнительная информация : The Kings ‘ Еженедельно по всему центру проводится фермерский рынок Shops, на котором можно купить местные продукты, изделия ручной работы и свежеприготовленную выпечку и джемы.Более подробная информация в разделе «еженедельные мероприятия» на сайте Kingsshops.

Под фермерским рынком Баньяна (фермерский рынок Хави)

  • Маршрут : Под баньяновыми деревьями в самом центре Хави, на углу Акони Пуле (шоссе 270) и Хави Роуд (до Ваймеа).
  • Базарные дни: суббота с 8:00 до 14:00, вторник с полудня до 17:00
  • Дополнительная информация : Подробнее об этом фермерском рынке читайте на веб-сайте фермерского рынка Hawi.

Отдел развития сельского хозяйства | Объявления с фермерских рынков

Объявления на фермерских рынках

Поддержите фермеров Гавайев, заглянув на фермерские рынки Гавайского фермерского бюро!

Оаху

Рынок Farmlovers Market в Кайлуатауне — воскресенье — 8:00 — 12:00 — улица Хекили, 120 в Пали-Лейнс

Farmlovers Market Kaka’ako Суббота — 8:00 — 12:00 — 1050 Ala Moana Blvd.

Farmlovers Market в Перлридже — суббота — 8:00 — 12:00 — 98-1005 Moanalua Rd.

Фермерский рынок Гонолулу — Среда — 16:00 — 19:00 — Центр Нила Блейсделла

Фермерский рынок Милилани — воскресенье — 8:00 — 11:00 — Средняя школа Милилани

Остров Гавайи

Урожай Хамакуа — воскресенье 9:00 — 12:00 — перекресток улицы Мамане.И шоссе 19, Хонока

Фермерский рынок Хило — ежедневно с 7:00 до 16:00, по средам и субботам с 6:00 до 16:00 — Угол улиц Мамо и Пунахо

Фермерский рынок Камуэлы — суббота — 7:30 — 12:00 — Конюшни Пукалани, 67-139 Pukalani Rd.

Фермерский рынок Кеухоу — суббота — 8:00 — 12:00 — Торговый центр Кеаху

Фермерский рынок Кекела — вторник — 14:00 — 17:00 —
64-604 Mana Rd, Waimea

Фермерский рынок Маку — воскресенье — 7:00 — 12:00 — 15-2131 Keaau-Pahoa Hwy, Pahoa

Volcano Farmers Market — воскресенье — 6:00 — 10:00 — The Cooper Center

Фермерский рынок при усадьбе Ваймеа — суббота — 8:00 — 11:00 — 64-693 Ainahua Alanui St.* Временное новое местоположение

Фермерский рынок Ваймеа в середине недели — среда с 9:00 до 13:00 — Конюшни Пукалани

Городской рынок Ваймеа — суббота — 8:00 — 12:00 — Ферма Кекела, 64-604 Mana Rd. * Временное новое местоположение. Запланировано вернуться в Parker School в июне

.

Кауаи

Фермерский рынок Ханапепе — четверг — 14:00 — 16:00 — Парк Ханапепе

Фермерский рынок Капаа — понедельник — 14:00 — 17:00 — Пляжный парк Капаа

Общественный рынок Кауаи — суббота — 9:30 — 13:00 — Общественный колледж Кауаи

Кулинарный рынок Кауаи — среда — 15:30 — 18:00 — Магазины в деревне Кукуиула

Мауи

Фермерский рынок Мауи — Кихей — понедельник — четверг 8:00 — 16:00,
пятница 8:00 — 17:00 —
61 S.Kihei Rd, Kihei

Hana Fresh Farmers Market — вторник и четверг с 11:00 до 14:00 — 4590 Hana Hwy, Hana * Только получение

Фермы Куму — понедельник — суббота — 9:00 — 16:00 — Тропическая плантация Мауи

Фермерский рынок Напили — среда и суббота — 8:00 — 12:00 — Hwy 4900 Honoapiilani, Лахайна

Фермерский рынок по средам — ​​среда — 8:00 — 13:00 — 17 Omaopio Road, Kula

Фермерский рынок на ранчо Каналоа — суббота — 12:00 — 16:00 — 521 Olinda Rd

Фермерский рынок пригородных районов — суббота — 7:00 — 11:00 — Центр города Кула-Малу рядом с Longs

Молокаи

Kumu Farms — вторник — пятница 9:00 — 16:00 — 551 Huaai Rd, Kualapuu

Ланаи

Фермерский рынок Ланаи закрыт до дальнейшего уведомления.

СПИСОК ДРУГИХ ФЕРМЕРСКИХ РЫНКОВ СМ. НИЖЕ.
  • Просмотрите этот набор данных в полноэкранном режиме, щелкнув значок под кнопкой «Меню». Выберите свой остров и / или день. Используйте полосу прокрутки внизу для просмотра дополнительной информации.
  • Нажмите кнопку «Меню» (или «Дополнительные просмотры»), чтобы увидеть карту расположения фермерских рынков. Подробная информация об этом месте появится, когда вы нажмете на место.
  • Часы работы фермерского рынка
  • могут неожиданно измениться, поэтому рекомендуется позвонить заранее и уточнить детали.

С ПОКУПКАМИ!

Чтобы помочь нам поддерживать наши списки в актуальном состоянии, присылайте любые обновления по электронной почте.

приложений, таких как My Farm Town Village Life лучшая автономная игра на ферме для Android

My Farm Town Village Life лучшая автономная игра на ферме — одно из популярных приложений для Android в & nbspкатегории, опубликованной & nbsp3rd Arrow Games & nbspin Google Play Store. My Farm Town Village Life лучшее приложение Farm Offline Game получило более + от пользователей Android с совокупной оценкой 4.18 из 3217+ пользователей в Google Play Store и рейтинг содержания & nbspEveryone.

Существует множество казуальных приложений для Android, которые предлагают аналогичные функции, например, My Farm Town Village Life best Farm Offline Game, вы можете заметить, что некоторые из них также разработаны 3rd Arrow Games.

Выращивайте бесчисленные сельскохозяйственные культуры на своей ферме недалеко от города, например, сено, фрукты, овощи и многое другое! Стройте сельхозугодья от маленькой деревеньки до сельскохозяйственных угодий, где вы можете выращивать, собирать и выращивать урожай, а также выращивать сельскохозяйственных животных, чтобы довести ферму до процветания в фермерских играх! В этой офлайновой фермерской игре есть куча сельскохозяйственных работ, так что создавайте различные фермерские продукты из фермерского магазина и улучшайте небольшую ферму, чтобы построить лучшие фермерские игры.Постройте маленькую ферму своей мечты, выращивайте и собирайте урожай и развивайте фермерский бизнес в этих автономных фермерских играх. Живите чистой деревенской зеленой фермерской жизнью фермера и украсьте сельхозугодья своей мечты в фермерских играх. Собирайте урожай на ферме, обрабатывайте его и продавайте сельскохозяйственные товары, чтобы создавать фермерские игры своей мечты. Начни торговать с экзотическими фермерами, чтобы расширить фермерский бизнес в моей деревенской жизни в фермерском городке: лучшие фермерские игры в автономном режиме.

Откройте для себя заново лучшие фермерские приключения в этой новой игре о зеленой ферме в автономном режиме! Выращивайте животных и развивайте свою ферму вместе с соседними фермерами! Готовь, зарабатывай, перевози и выращивай зеленую ферму в фермерских играх и стань ведущим бизнесменом в деревенской жизни моего фермерского городка.Собирайте сельскохозяйственные продукты и десятки предметов для фермерских ремесел в лучшей автономной фермерской игре и начинайте производство, чтобы привести свою ферму к процветанию. Играйте в мою деревенскую жизнь в фермерском городке: лучшие фермерские игры в автономном режиме бесплатно и управляйте сельскохозяйственными культурами и животными, чтобы увеличить сельскохозяйственный бизнес. Построй мою ферму в счастливой деревне, готовь и ухаживай за коровами, козами, свиньями и цыплятами вместе с другими животными в лучшей фермерской игре. Проводите дни с сельскохозяйственными животными и управляйте фермой, чтобы построить лучшие сельскохозяйственные угодья для сбора урожая и выращивания в фермерской игре 2018.Управляйте сельскохозяйственными угодьями с самыми здоровыми сельскохозяйственными животными в сельской местности, чтобы строить, выращивать и собирать урожай, чтобы превратить свою землю в лучшую ферму. Мы предлагаем вам идеальный вариант для игры в фермерскую игру в автономном режиме, так что будьте готовы управлять фермой и строить сельхозугодья своей мечты. Наслаждайтесь деревенской зеленой фермерской жизнью, станьте лучшим фермером, работайте днем ​​и ночью, чтобы собирать урожай, выращивать и заниматься сельским хозяйством в своей маленькой фермерской игре 2018.

My Farm Town Village Life: Best Farm Games Offline Особенности:
• Новая автономная фермерская игра 2018 !
• Возделывайте и собирайте урожай сельскохозяйственных угодий, чтобы заработать!
• Выращивайте сельскохозяйственных животных и сельскохозяйственных культур!
• Постройте собственную ферму мечты!
• Торгуйте зерновыми и свежими товарами с соседними фермерами!
• Высококачественная игровая графика и анимация!

Наслаждайтесь бесплатной фермерской игрой в автономном режиме и постройте ферму своей мечты, полную сельскохозяйственных животных и их выращивания! Раскройте свои внутренние навыки ведения сельского хозяйства на этой прекрасной ферме и станьте лучшим фермером в фермерских играх!

Подробнее

Ниже вы найдете список приложений, похожих на лучшую фермерскую оффлайн игру My Farm Town Village Life для Android в жанре «Казуальная игра».

Пустые деревни Китая претерпевают трансформацию

Как профессор сельскохозяйственной инженерии, я был рад посетить и совершить поездку по фермерской деревне Хубали на юго-западе провинции Шаньдун. Я обнаружил, что стою среди недавно построенных высотных зданий, совершенно другого сообщества, чем я ожидал встретить. Рядом с другими оживленными предприятиями на витринах первого этажа открывалась мастерская по ремонту велосипедов. Фермерские семьи занимали квартиры на верхних этажах, а красивый ландшафтный парк и детская площадка были в нескольких минутах ходьбы.Этот район выглядел как пересадка из Пекина, но эти современные здания представляли собой недавно построенную фермерскую деревню, окруженную сельскохозяйственными полями. В новостройках собрались жители четырех старых, почти пустующих или «пустых» деревень.

Полые сельские деревни

Полые деревни возникли в результате разрастания сельской местности. Институт географических наук и исследований природных ресурсов Китайской академии наук опросил жителей и правительственных чиновников в 43 деревнях, чтобы узнать больше об их отношении к новому развитию сельских районов, и результаты показали, почему деревни разрастаются.Жители покидали свои старые и неудобные дома из сырца или кирпича и строили новые дома на окраине деревни.

Некоторые дома сейчас пустуют, поскольку молодые люди переезжают в город в поисках более высокооплачиваемой работы, бросая стариков и детей. Население многих китайских деревень сократилось с 1 000 до 2 000 жителей до нескольких сотен. В результате как нового строительства, так и потери жителей в этих старых «пустых деревнях» осталось много неиспользуемой земли.

Строительство новых деревень

Я был озадачен.Как сельское сообщество могло позволить себе такой масштабный проект жилищного строительства? Местные чиновники сказали мне, что они профинансировали новое строительство, продав права на застройку нескольких близлежащих пустотелых деревень городу в восточной части провинции Шаньдун. Это не было теневой сделкой с землей, а, скорее, результатом строгой политики Динамического баланса общей площади сельскохозяйственных угодий, которая запрещает перевод высококачественных возделываемых земель в несельскохозяйственное использование. Политика направлена ​​на защиту продовольственной безопасности и предотвращение потери сельскохозяйственных угодий.В период с 2001 по 2013 год в результате быстрой урбанизации Китая потребовалось 33 миллиона гектаров сельскохозяйственных земель (около трех штатов Миссисипи). Параллельные тенденции к потере сельскохозяйственных угодий наблюдаются и в Соединенных Штатах. Соединенные Штаты потеряли 12,5 миллионов гектаров сельскохозяйственных угодий (размером с Миссисипи) из-за застройки малых и больших городов в период с 1992 по 2013 год.

Согласно политике динамического баланса, любой китайский город, желающий построить на существующих сельскохозяйственных угодьях, должен компенсировать эту потерю за счет новые сельхозугодья равной или большей площади.Поскольку в городах мало неосвоенных земель, которые можно было бы превратить в фермы, муниципальные власти могут платить сельским деревням в других частях той же провинции за рекультивацию сельскохозяйственных угодий. Это позволяет деревням, таким как Хубали, получать деньги за то, чтобы они возвращали землю из уже опустошенных деревень, чтобы город мог двигаться вперед с расширением. Эта программа является крупнейшей инвестицией в развитие сельских районов с момента основания Китайской Народной Республики.

Эта передача прав на застройку от деревни к городу генерирует деньги, необходимые для оживления сельского Китая и строительства новых, более сплоченных деревень.Фермеры во многом извлекают выгоду из этого обмена правами на застройку новых домов или квартир с коммунальными предприятиями, сохраняя при этом восстановленные сельскохозяйственные угодья и право на их ведение. В результате этих объединений земель в период с 2001 по 2010 год было отремонтировано 13,3 млн га земель и добавлено 2,8 млн га новых сельскохозяйственных угодий, что эквивалентно площади штата Калифорния. Стоимость мелиорированных сельскохозяйственных земель в 2007 году составляла в среднем 690 000 юаней за га (102 000 долларов США за га) и ежегодно увеличивается.

Например, новая деревня Кейю была построена, чтобы собрать вместе 1948 жителей из 4 пустотных деревень в провинции Шаньдун, восстановив 125 гектаров (309 акров) земли для ведения сельского хозяйства.За эти усилия правительство большого города на восточном побережье заплатило 20 миллионов долларов новой деревне. Деньги были использованы для строительства нового, более компактного поселения и возврата неиспользуемых земель старых деревень для ведения сельского хозяйства.

Продажа прав на застройку

Когда сельские власти продают городам права на застройку с разбросанной деревенской земли, сделки с землей зависят от предпринимательских способностей местных чиновников.Переустройство земель в Китае происходило так быстро, что превышало возможности центрального правительства контролировать переустройство. Чтобы восполнить пробел в надзоре, провинциальные власти должны были разработать программу инспекций для проверки качества восстановленных сельскохозяйственных земель.

Чтобы лучше управлять передачей прав на застройку, Чунцин первым применил систему «земельных билетов». В первую очередь необходимо начать земледелие на мелиорированных сельскохозяйственных землях. Затем провинциальные чиновники проверяют и измеряют землю и выдают земельные билеты, которые продаются городам, нуждающимся в мелиорированной земле, на открытом аукционе.Новый владелец земельного билета выбирает сельхозугодья для застройки, а затем запрашивает передачу прав землепользования от властей провинции. Такой оптимизированный подход исключает участие местных городских и деревенских властей в переговорах о сделках в попытке повысить справедливость и эффективность преобразования земли.

Дизайн новой деревни

Со времени моей первой поездки в Хубали я посетил много новых деревень, которые выиграли от продажи прав на застройку. Не у всех есть многоэтажные квартиры.Некоторые из них переняли более традиционный сельский дом и этнический стиль. Лэцзя в западной провинции Шаньдун построил двухэтажные дома в традиционном стиле с обнесенными стенами внутренними дворами, чтобы скрыть автомобили, что позволило общине сохранить свой традиционный вид. Во всех домах деревни Лехия есть электричество и водопровод; в селе даже есть новая система очистки сточных вод. На мелиорированных сельскохозяйственных угодьях выращивают и собирают ореховые деревья.

Победа или поражение

Целью политики динамического баланса общей площади сельскохозяйственных угодий является поддержание сельскохозяйственных угодий и обеспечение продовольственной безопасности перед лицом растущего давления со стороны развития.Результаты были неоднозначными. Использование переустроенных земель для выращивания сельскохозяйственных культур было ниже, чем ожидалось, только около 37 процентов рекультивированных земель обрабатывались в основном из-за плохого качества почвы и серьезного уплотнения почвы в пустотелых деревнях. Потребуется больше внимания и надзора для обеспечения того, чтобы земля была полностью преобразована в продуктивные сельскохозяйственные угодья.

Кроме того, программа преобразования земли не может длиться вечно. Поскольку способность продавать права на застройку в более развитых восточных провинциях сужается, Китай начинает открывать торговлю по всей стране.Благодаря схеме торговли между провинциями финансовая поддержка будет перетекать из городов в богатых восточных провинциях в бедные западные сельские районы.

Программа динамического баланса общей площади сельскохозяйственных угодий создает потенциал для беспроигрышных решений. Города выигрывают, поскольку они могут покупать права на застройку, чтобы позволить больше промышленного, коммерческого и жилищного строительства. Сельские деревни выигрывают, продавая права на застройку своей опустошенной земли, чтобы получить финансовые ресурсы для строительства нового жилья и инфраструктуры, одновременно увеличивая площадь своих сельскохозяйственных угодий.Наконец, центральное правительство выигрывает, контролируя разрастание и стабилизируя сельскохозяйственные угодья Китая. Этот подход служит моделью для других стран, которые хотят создать систему, которая позволяет городским и сельским районам извлекать выгоду из экономического развития, при этом обеспечивая продовольственную безопасность, финансируя развитие сельских районов, препятствуя разрастанию и защищая сельскохозяйственные угодья в будущем.

Карен Манкл — профессор пищевой, сельскохозяйственной и биологической инженерии в Университете штата Огайо.В 2019 году она работает научным сотрудником на Китайском экологическом форуме им. Вудро Вильсона. Она специализируется на очистке сточных вод в сельской местности и разработала недорогие системы очистки, установленные в Огайо и Китае. Ее докторская степень в области водных ресурсов получена в Университете штата Айова, а степень магистра восточноазиатских исследований — в Университете штата Огайо.

Источники: China.org.cn, China Geographic Science, Chinapedia, Habitat International, Investigate Midwest, CARD, Land Use Policy, URBACHINA, Sustainability, Industry.people.com.cn

Подпись к верхней фотографии: Пустые дома в китайской пустой деревне. Источник: Shutterstock. Все права защищены.

Подпись к фотографии посередине: В этих зданиях в новой фермерской деревне Хубали в провинции Шаньдун проживают жители четырех пустотных деревень.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *