8-3842-33-85-00 - магазин жидких обоев

г. Кемерово, Рынок "Привоз" бокс №1

Блок лучшее: Лучшие стихи Блока: ТОП-50 рейтинг стихотворений Александра Блока – Лучшие стихи Блока: полный список

Содержание

7 лучших стихотворений Александра Блока

Александр Блок родился 16 (28) ноября 1880 года в Санкт-Петербурге в семье интеллигентов, юриста Александра Львовича и писательницы Александры Андреевны. Многие из предков Блока были профессиональными литераторами и учеными, и в семейном кругу Александра, где он провел раннее детство, часто велись разговоры о классической литературе, поэзии. Склонность к творчеству мальчик проявил еще в пятилетнем возрасте, когда написал свои первые стихи.

Родители Блока быстро разошлись, в 1889 году его мать вышла замуж повторно — за гвардейского офицера Ф. Ф. Кублицкого-Пиоттух, к счастью, оставив мальчику фамилию отца. Девятилетний Александр переехал с матерью в Гренадерские казармы, к отчиму, и его сразу отдали учиться в Введенскую гимназию, которую он окончил в 1898 году. С юношеских лет Александр начал заниматься «серьезным писанием», а также театром. Какое-то время он даже подумывал об актерской карьере и играл в Петербургском драматическом кружке, но литературное призвание перевесило его склонность к драматическому искусству.

После гимназии молодой человек «довольно бессознательно» поступил на юридический факультет Петербургского университета, но, никогда не увлеченный этой наукой, быстро потерял интерес. Через три года после начала учебы в университете Александр перевелся на славяно-русское отделение историко-филологического факультета. В 1903 году он взял в жены Любовь Дмитриевну Менделееву, дочь российского ученого, и в этом же году юноша дебютировал как поэт в петербургском журнале «Новый путь» и московском «Северные цветы» с циклом стихотворений «Из посвящений».

Александр сам позиционировал себя как поэта-символиста и быстро нашел друзей среди представителей этого литературного течения. В следующем году вышла первая книга Александра Блока «Стихи о прекрасной Даме», посвященная его жене и музе и полная романтического мистицизма. Но революция 1905 года полностью изменила стиль поэта, заставила его следить за политическими событиями в стране и обратиться к идеалам социализма. В 1906 году, после получения Александром диплома, наступает зрелый период его творчества.

«Вечерка» представляет подборку семи лучших стихотворений одного из самых талантливых поэтов Серебряного века:

1. «Ночь, улица, фонарь, аптека», 10 октября 1912 года, из цикла «Страшный мир», подцикла «Пляска смерти»

Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи ещё хоть четверть века —
Всё будет так. Исхода нет.

Умрёшь — начнёшь опять сначала
И повторится всё, как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.

2. «Незнакомка», 24 апреля 1906 года, из цикла «Город»

По вечерам над ресторанами
Горячий воздух дик и глух,
И правит окриками пьяными
Весенний и тлетворный дух.

Вдали, над пылью переулочной,
Над скукой загородных дач,
Чуть золотится крендель булочной,
И раздаётся детский плач.

И каждый вечер, за шлагбаумами,
Заламывая котелки,
Среди канав гуляют с дамами
Испытанные остряки.

Над озером скрипят уключины,
И раздаётся женский визг,
А в небе, ко всему приученный,
Бессмысленно кривится диск.

И каждый вечер друг единственный
В моём стакане отражен
И влагой терпкой и таинственной,
Как я, смирён и оглушён.

А рядом у соседних столиков
Лакеи сонные торчат,
И пьяницы с глазами кроликов
«In vino veritas!» кричат.

И каждый вечер, в час назначенный
(Иль это только снится мне?),
Девичий стан, шелками схваченный,
В туманном движется окне.

И медленно, пройдя меж пьяными,
Всегда без спутников, одна,
Дыша духами и туманами,
Она садится у окна.

И веют древними поверьями
Её упругие шелка,
И шляпа с траурными перьями,
И в кольцах узкая рука.

И странной близостью закованный,
Смотрю за тёмную вуаль,
И вижу берег очарованный
И очарованную даль.

Глухие тайны мне поручены,
Мне чьё-то солнце вручено,
И все души моей излучины
Пронзило терпкое вино.

И перья страуса склонённые
В моём качаются мозгу,
И очи синие бездонные
Цветут на дальнем берегу.

В моей душе лежит сокровище,
И ключ поручен только мне!
Ты право, пьяное чудовище!
Я знаю: истина в вине.

3. «Скифы», 30 января 1918 года, не включено в цикл

Панмонголизм! Хоть имя дико,
Но мне ласкает слух оно.
Владимир Соловьев

Мильоны — вас. Нас — тьмы, и тьмы, и тьмы.
Попробуйте, сразитесь с нами!
Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы,
С раскосыми и жадными очами!

Для вас — века, для нас — единый час.
Мы, как послушные холопы,

Держали щит меж двух враждебных рас
Монголов и Европы!

Века, века ваш старый горн ковал
И заглушал грома, лавины,
И дикой сказкой был для вас провал
И Лиссабона, и Мессины!

Вы сотни лет глядели на Восток
Копя и плавя наши перлы,
И вы, глумясь, считали только срок,
Когда наставить пушек жерла!

Вот — срок настал. Крылами бьет беда,
И каждый день обиды множит,
И день придет — не будет и следа
От ваших Пестумов, быть может!

О, старый мир! Пока ты не погиб,
Пока томишься мукой сладкой,
Остановись, премудрый, как Эдип,
Пред Сфинксом с древнею загадкой!

Россия — Сфинкс. Ликуя и скорбя,
И обливаясь черной кровью,
Она глядит, глядит, глядит в тебя
И с ненавистью, и с любовью!…

Да, так любить, как любит наша кровь,
Никто из вас давно не любит!
Забыли вы, что в мире есть любовь,
Которая и жжет, и губит!

Мы любим все — и жар холодных числ,
И дар божественных видений,
Нам внятно всё — и острый галльский смысл,
И сумрачный германский гений…

Мы помним всё — парижских улиц ад,
И венецьянские прохлады,
Лимонных рощ далекий аромат,
И Кельна дымные громады…

Мы любим плоть — и вкус ее, и цвет,
И душный, смертный плоти запах…
Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет
В тяжелых, нежных наших лапах?

Привыкли мы, хватая под уздцы
Играющих коней ретивых,
Ломать коням тяжелые крестцы,
И усмирять рабынь строптивых…

Придите к нам! От ужасов войны
Придите в мирные обьятья!
Пока не поздно — старый меч в ножны,
Товарищи! Мы станем — братья!

А если нет — нам нечего терять,
И нам доступно вероломство!
Века, века вас будет проклинать
Больное позднее потомство!

Мы широко по дебрям и лесам
Перед Европою пригожей
Расступимся! Мы обернемся к вам

Своею азиатской рожей!

Идите все, идите на Урал!
Мы очищаем место бою
Стальных машин, где дышит интеграл,
С монгольской дикою ордою!

Но сами мы — отныне вам не щит,
Отныне в бой не вступим сами,
Мы поглядим, как смертный бой кипит,
Своими узкими глазами.

Не сдвинемся, когда свирепый гунн
В карманах трупов будет шарить,
Жечь города, и в церковь гнать табун,
И мясо белых братьев жарить!…

В последний раз — опомнись, старый мир!
На братский пир труда и мира,
В последний раз на светлый братский пир
Сзывает варварская лира!

4. «Девушка пела в церковном хоре», август 1905 года, не включено в цикл

Девушка пела в церковном хоре
О всех усталых в чужом краю,
О всех кораблях, ушедших в море,
О всех, забывших радость свою.

Так пел ее голос, летящий в купол,
И луч сиял на белом плече,

И каждый из мрака смотрел и слушал,
Как белое платье пело в луче.

И всем казалось, что радость будет,
Что в тихой заводи все корабли,
Что на чужбине усталые люди
Светлую жизнь себе обрели.

И голос был сладок, и луч был тонок,
И только высоко, у Царских Врат,
Причастный Тайнам,- плакал ребенок
О том, что никто не придет назад.

5.  Подцикл «На поле Куликовом», июнь-декабрь 1908 года, из цикла «Родина» (отрывок)

1.

Река раскинулась. Течет, грустит лениво
И моет берега.
Над скудной глиной желтого обрыва
В степи грустят стога.

О, Русь моя! Жена моя! До боли
Нам ясен долгий путь!
Наш путь — стрелой татарской древней воли
Пронзил нам грудь.

Наш путь — степной, наш путь — в тоске безбрежной —
В твоей тоске, о, Русь!
И даже мглы — ночной и зарубежной —

Я не боюсь.

Пусть ночь. Домчимся. Озарим кострами
Степную даль.
В степном дыму блеснет святое знамя
И ханской сабли сталь…

И вечный бой! Покой нам только снится
Сквозь кровь и пыль…
Летит, летит степная кобылица
И мнет ковыль…

И нет конца! Мелькают версты, кручи…
Останови!
Идут, идут испуганные тучи,
Закат в крови!
Закат в крови! Из сердца кровь струится!
Плачь, сердце, плачь…
Покоя нет! Степная кобылица
Несется вскачь!

6. «На железной дороге», 14 июня 1910 года, из цикла «Родина»

Марии Павловне Ивановой
Под насыпью, во рву некошенном,
Лежит и смотрит, как живая,
В цветном платке, на косы брошенном,
Красивая и молодая.

Бывало, шла походкой чинною
На шум и свист за ближним лесом.
Всю обойдя платформу длинную,
Ждала, волнуясь, под навесом.

Три ярких глаза набегающих —
Нежней румянец, круче локон:
Быть может, кто из проезжающих
Посмотрит пристальней из окон…

Вагоны шли привычной линией,
Подрагивали и скрипели;
Молчали желтые и синие;
В зеленых плакали и пели.

Вставали сонные за стеклами
И обводили ровным взглядом
Платформу, сад с кустами блеклыми,
Ее, жандарма с нею рядом…

Лишь раз гусар, рукой небрежною
Облокотясь на бархат алый,
Скользнул по ней улыбкой нежною,
Скользнул — и поезд в даль умчало.

Так мчалась юность бесполезная,
В пустых мечтах изнемогая…
Тоска дорожная, железная
Свистела, сердце разрывая…

Да что — давно уж сердце вынуто!
Так много отдано поклонов,
Так много жадных взоров кинуто
В пустынные глаза вагонов…

Не подходите к ней с вопросами,
Вам все равно, а ей — довольно:
Любовью, грязью иль колесами

Она раздавлена — все больно.

7. «Как тяжко мертвецу среди людей…», 19 февраля 1912 года, из цикла «Страшный мир», подцикла «Пляска смерти»

Как тяжко мертвецу среди людей
Живым и страстным притворяться!
Но надо, надо в общество втираться,
Скрывая для карьеры лязг костей…

Живые спят. Мертвец встает из гроба,
И в банк идет, и в суд идет, в сенат…
Чем ночь белее, тем чернее злоба,
И перья торжествующе скрипят.

Мертвец весь день трудится над докладом.
Присутствие кончается. И вот —
Нашептывает он, виляя задом,
Сенатору скабрезный анекдот…

Уж вечер. Мелкий дождь зашлепал грязью
Прохожих, и дома, и прочий вздор…
А мертвеца — к другому безобразью
Скрежещущий несет таксомотор.

В зал многолюдный и многоколонный
Спешит мертвец. На нем — изящный фрак.
Его дарят улыбкой благосклонной
Хозяйка — дура и супруг — дурак.

Он изнемог от дня чиновной скуки,
Но лязг костей музыкой заглушон…
Он крепко жмет приятельские руки —
Живым, живым казаться должен он!

Лишь у колонны встретится очами
С подругою — она, как он, мертва.
За их условно-светскими речами
Ты слышишь настоящие слова:

«Усталый друг, мне странно в этом зале». —
«Усталый друг, могила холодна». —
«Уж полночь». — «Да, но вы не приглашали
На вальс NN. Она в вас влюблена…»

А там — NN уж ищет взором страстным
Его, его — с волнением в крови…
В её лице, девически прекрасном,
Бессмысленный восторг живой любви…

Он шепчет ей незначащие речи,
Пленительные для живых слова,
И смотрит он, как розовеют плечи,
Как на плечо склонилась голова…

И острый яд привычно-светской злости
С нездешней злостью расточает он…
«Как он умён! Как он в меня влюблён!»

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

7 САМЫХ ПРОНЗИТЕЛЬНЫХ СТИХОТВОРЕНИЙ ЭМИЛИИ БРОНТЕ

Все стихи Блока по категориям: удобный поиск

  • Детям
  • Школьникам
  • По теме
  • По типу

Лучшие стихи Блока:

  1. Незнакомка
  2. Ночь, улица, фонарь, аптека…
  3. Фабрика
  4. Русь
  5. О доблестях, о подвигах, о славе…
  6. На поле Куликовом
  7. В ресторане
  8. О, весна без конца и без краю…
  9. Вхожу я в темные храмы…
  10. На железной дороге
  11. Ветер принес издалёка…
  12. Двенадцать
  13. Демон («Иди, иди за мной — покорной…»)
  14. Летний вечер
  15. Скифы
  16. Ворона
  17. Россия
  18. Девушка пела в церковном хоре…
  19. Ветхая избушка
  20. О, я хочу безумно жить…
  21. Зайчик
  22. Сытые

Свои стихи Блок начал сочинять в юном возрасте: от стихотворения к стихотворению его талант только становился крепче. Первые стихи были навеяны картинами Васнецова, изображающими вещих птиц древнерусских легенд: Сирина, Алконоста, Гамаюна. А если смотреть более глубоко, то эти стихи были о жизни, о времени, о Родине и России: только говорят они об этом крупно и символически.

После революции в творчестве поэта вырисовывается тема двух Россий: самодержавной и народной. Россия для поэта – это огромное, родное существо, подобное человеку, но более уютное и ласковое. Все произведения пропитаны любовью к Родине, к своей стране: поэтому ему слишком тяжело даются события революции. Голод, нищета и разгром вызывают у Блока неприязнь к лирике: и он начинает творить только сатирические стихи с ядовитой насмешкой.

В пьесах (драмах) которые увидели свет в это время, чувствуется горькое разочарование от несовершенства мира и обманутых надежд.

Писал Александр Блок и произведения исторического характера: самые известные из них — это стихотворения цикла «Куликовская битва». Куликовская битва для поэта – исторический факт, дающий повод поразмышлять о настоящем и будущем России.

Но самые лучшие его стихотворения посвящены Прекрасной Даме, к которой стремится рыцарь (инок, юноша, поэт). За этим стремлением стоит многое: мистическое постижение Бога, поиск жизненного пути, стремление к идеалу, красоте и много других оттенков. Даже описания природы даны не сами по себе. Заря, звезды и солнце – это синонимы Прекрасной Дамы, утро и весна – время надежды на встречу, зима и ночь – разлука и зло. Темой любви пронизано все творчество поэта.

Известный поэт Серебряного века также питал интерес к детской литературе, написал множество стихотворений, некоторые из которых вошли в сборники стихов для детей.

Творчество Блока многогранно: он писал об Италии и Петербурге, о и поэзии, о времени и смерти, о музыке и дружбе. Посвящал свои стихи матери, Богу, женщине, Пушкину, Шахматову, Менделеевой. Посмотрите лирические произведения на этой странице – и выберите те, которые разбудят душу и подарят наслаждение Словом.

Александр Блок — Поэты: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

За городом вырос пустынный квартал
На почве болотной и зыбкой.
Там жили поэты,- и каждый встречал
Другого надменной улыбкой.

Напрасно и день светозарный вставал
Над этим печальным болотом;
Его обитатель свой день посвящал
Вину и усердным работам.

Когда напивались, то в дружбе клялись,
Болтали цинично и прямо.
Под утро их рвало. Потом, запершись,
Работали тупо и рьяно.

Потом вылезали из будок, как псы,
Смотрели, как море горело.
И золотом каждой прохожей косы
Пленялись со знанием дела.

Разнежась, мечтали о веке златом,
Ругали издателей дружно.
И плакали горько над малым цветком,
Над маленькой тучкой жемчужной…

Так жили поэты. Читатель и друг!
Ты думаешь, может быть,- хуже
Твоих ежедневных бессильных потуг,
Твоей обывательской лужи?

Нет, милый читатель, мой критик слепой!
По крайности, есть у поэта
И косы, и тучки, и век золотой,
Тебе ж недоступно все это!..

Ты будешь доволен собой и женой,
Своей конституцией куцой,
А вот у поэта — всемирный запой,
И мало ему конституций!

Пускай я умру под забором, как пес,
Пусть жизнь меня в землю втоптала,-
Я верю: то бог меня снегом занес,
То вьюга меня целовала!

Анализ стихотворения «Поэты» Блока

Одно из самых дерзких стихотворений Александра Блока «Поэты» было написано 24 июля 1908 года. Прочитав это стихотворение впервые, многие отказываются верить, что романтик Блок мог написать нечто подобное. В произведении автор пишет о поэтическом братстве, которое он преподносит читателю как печальное болото. 1908 год был полон событий и тяжело прошел для Александра. Особенно плохим было эмоциональное состояние творца, вероятно, это и обусловило такое пессимистическое настроение стихотворения. Не смотря на невзгоды, поэт продолжал верить, что вскоре все наладится, и все заживут в новом, лучшем мире, в котором будет место для каждого, в том числе для поэтов.

В стихотворении автор поднимает тему творчества и творческого пути. Эта тема рассматривается сквозь призму переживаний и чувств настоящего творца. Александр отмечал, что человека, которому не близко искусство, такая жизнь может неприятно удивить.

Композиционно произведение состоит из двух частей. Первая часть рассказывает о быте поэтов, каждый из которых считает себя способнее и лучше другого. При этом ежедневно по вечерам они напиваются в компании друг друга. Творили поэты исключительно с похмелья, в случае, если они не писали, этому могло быть два объяснения: им вскружила голову прекрасная дама или они скорбят над чем-то.

Далее Блок пытается донести читателю, что все это имеет огромное значение для человека-искусства. Он не надеется, что простому человеку легко будет понять их образ мышления.

Все стихотворение построено на одной антитезе: неприятные творцы, которыми их видят обычные люди, и поэты нового мира, где они предстают такими, каковыми являются на самом деле. Тема места человека-искусства в обществе была важна для Александра. В «Поэтах» он стремился максимально объективно оценить ситуацию, что помогло ему разглядеть много отталкивающих вещей в людях-искусства.

В последних строках произведения появляются символы образы снега и вьюги, которые Блок часто использовал в своем творчестве. Для поэта они символизировали любовь, творчество и тайну.

Стихотворение написано амфибрахием с перекрестной рифмой, благодаря стихотворение звучит мелодично. Как и в других своих произведениях, в «Поэтах» автор активно использует различные тропы: эпитеты, метафоры, олицетворения, сравнения. Все художественный приемы объединяет то, что они служат для построения антитезы и более яркого выражения мыслей и чувств автора.

Блок Александр — стихи. Читать лучшие стихотворения на Оллам.ру

Блока заслуженно считают классиком литературы 20 века. Начало столетия отличается острой динамикой развития общества и острейшим драматизмом. По словам Анны Ахматовой, Блок явился «трагическим тенором эпохи».  В поэтическом мире происходит обновление литературных приемов, замена эстетических ориентиров, возникновение модернистских течений. Александр Блок принадлежит к поэтам «серебряного века», его произведения – яркое воплощение русского символизма. Свою лирику он разделил на три тома в соответствии с этапами становления собственной личности.

На этой странице мы разместили все стихи Александра Блока с возможностью поиска по названию и рубрикам.

  • Смерть
  • Пусть светит месяц – ночь темна…
  • Ты много жил, я больше пел…
  • Полный месяц встал над лугом…
  • Моей матери (Друг, посмотри, как в равнине небесной…)
  • Она молода и прекрасна была…
  • Лето (Я стремлюсь к роскошной воле…)
  • Усталый от дневных блужданий…
  • Есть в дикой роще, у оврага…
  • Мне снилась смерть любимого созданья…
  • Луна проснулась. Город шумный…
  • Мне снилась снова ты, в цветах, на шумной сцене…
  • Окрай небес – звезда омега…
  • Милый друг! Ты юною душою…
  • Песня Офелии (Разлучаясь с девой милой…)
  • Когда толпа вокруг кумирам рукоплещет…
  • Гамаюн, птица вещая
  • Я шел к блаженству. Путь блестел…
  • Сама судьба мне завещала…
  • Я стар душой. Какой-то жребий черный…
  • Не проливай горючих слез…
  • Зачем, зачем во мрак небытия…
  • Дышит утро в окошко твое…
  • Помнишь ли город тревожный…
  • Город спит, окутан мглою…
  • Неведомому Богу
  • Не легли еще тени вечерние…
  • Servus-Reginae
  • Моей матери (Спустилась мгла, туманами чревата…)
  • Пока спокойною стопою…
  • Dolor Ante Lucem
  • Медлительной чредой нисходит день осенний…
  • Ярким солнцем, синей далью…
  • Восходишь ты, что строгий день…
  • Лениво и тяжко плывут облака…
  • Шли мы стезею лазурною…
  • Разверзлось утреннее око…
  • Я шел во тьме дождливой ночи…
  • Сегодня в ночь одной тропою…
  • Поэт в изгнаньи и в сомненьи…
  • Хоть всё по-прежнему певец…
  • Теряет берег очертанья…
  • Звезда полночная скатилась…
  • Прошедших дней немеркнущим сияньем…
  • Не призывай и не сули…
  • В часы вечернего тумана…
  • На небе зарево. Глухая ночь мертва…
  • Не доверяй своих дорог…
  • Увижу я, как будет погибать…
  • Погибло всё. Палящее светило…

Александр Блок — Шаги командора: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

В. А. Зоргенфрею

Тяжкий, плотный занавес у входа,
За ночным окном — туман.
Что теперь твоя постылая свобода,
Страх познавший Дон-Жуан?

Холодно и пусто в пышной спальне,
Слуги спят, и ночь глуха.
Из страны блаженной, незнакомой, дальней
Слышно пенье петуха.

Что изменнику блаженства звуки?
Миги жизни сочтены.
Донна Анна спит, скрестив на сердце руки,
Донна Анна видит сны…

Чьи черты жестокие застыли,
В зеркалах отражены?
Анна, Анна, сладко ль спать в могиле?
Сладко ль видеть неземные сны?

Жизнь пуста, безумна и бездонна!
Выходи на битву, старый рок!
И в ответ — победно и влюбленно —
В снежной мгле поет рожок…

Пролетает, брызнув в ночь огнями,
Черный, тихий, как сова, мотор,
Тихими, тяжелыми шагами
В дом вступает Командор…

Настежь дверь. Из непомерной стужи,
Словно хриплый бой ночных часов —
Бой часов: «Ты звал меня на ужин.
Я пришел. А ты готов?..»

На вопрос жестокий нет ответа,
Нет ответа — тишина.
В пышной спальне страшно в час рассвета,
Слуги спят, и ночь бледна.

В час рассвета холодно и странно,
В час рассвета — ночь мутна.
Дева Света! Где ты, донна Анна?
Анна! Анна! — Тишина.

Только в грозном утреннем тумане
Бьют часы в последний раз:
Донна Анна в смертный час твой встанет.
Анна встанет в смертный час.

Анализ стихотворения «Шаги командора» Блока

В духе символизма, макабрического действа развиваются события в стихотворении Александра Александровича Блока «Шаги командора».

Точная датировка стихотворения неизвестна. Предполагается, что оно написано между 1910-м и 1912 годами. Его автору в это время примерно 30 лет, он один из вождей символизма, женат, много путешествует, пишет для театральной сцены. Собственно, последним обстоятельством навеян и антураж «Шагов командора». Жанр – аллегория, почти романтическая баллада с философским подтекстом. Размер – хорей с перекрестной рифмовкой, 10 строф. Первая строфа — словно театральные подмостки, на которых разыгрывается финальная сцена. Три действующих лица: Дон-Жуан, «познавший страх», Командор, входящий «тихими, тяжелыми шагами», и донна Анна, «дева Света» (уж не та ли блоковская Прекрасная дама?). Сюжет классический, многократно обыгранный в мировой литературе, в том числе, А. Пушкиным. «Что изменнику блаженства звуки?»: неверный соблазнитель, когда-то триумфатор, теперь раздавлен и дрожит. Игра страстей, в которой он с упоением принимал участие, привела его к страшному финалу. Игра человеческим сердцем, чувствами обнаруживает его ничтожество, тот самообман, которым он питал свои иллюзии. Весь мир погружен в сон, «видит сны» и она, Донна Анна. Вдова, возлюбленная, чьего покойного мужа он дерзко вызвал из могилы, чтобы сделать стражем отношений с его женой. Сон героини схож со смертным, в ее стесненное сердце приходят неземные, кошмарные сновидения. «Жизнь пуста, безумна и бездонна!»: пожалуй, лейтмотив всего стихотворения. В нем чувствуются те же ноты, что владели поэтом и при создании цикла «Пляски смерти». Между тем, мимо окон едет «мотор», то есть, автор описывает современную себе эпоху, а не условную. Герои меняются местами в какой-то фантастической реальности. Идет и говорит давно мертвый Командор, спит сном могилы донна Анна (да полноте, жива ли она?), а виновник всего произошедшего словно растворился в тумане, стал тенью. «Бьют часы в последний раз»: это заключительный акт драмы. «Анна встанет в твой смертный час»: призраки, укоряющие совесть, выпущены из могил. Сравнение: как сова. Эпитеты: непомерной, пышной, грозном, жестокий. Метафора с олицетворением: хриплый бой. Олицетворение: ночь бледна. Лихорадка вопросов, восклицаний и многоточий.

Свои «Шаги командора» А. Блок посвятил В. Зоргенфрею, поэту и переводчику, другу.

Александр Блок — Сытые: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Они давно меня томили:
В разгаре девственной мечты
Они скучали, и не жили,
И мяли белые цветы.
И вот — в столовых и гостиных,
Над грудой рюмок, дам, старух,
Над скукой их обедов чинных —
Свет электрический потух.
К чему-то вносят, ставят свечи,
На лицах — желтые круги,
Шипят пергаментные речи,
С трудом шевелятся мозги.
Так — негодует все, что сыто,
Тоскует сытость важных чрев:
Ведь опрокинуто корыто,
Встревожен их прогнивший хлев!
Теперь им выпал скудный жребий:
Их дом стоит неосвещен,
И жгут им слух мольбы о хлебе
И красный смех чужих знамен!
Пусть доживут свой век привычно —
Нам жаль их сытость разрушать.
Лишь чистым детям — неприлично
Их старой скуке подражать.

Анализ стихотворения «Сытые» Александра Блока

1905 г. стал годом великого перелома в сознании многих людей. Революционные события нарушили привычный уклад жизни, с беспощадной силой напомнили о том, что в российском обществе назрели серьезные проблемы. Особое влияние оказал 1905 г. на А. Блока. Поэт начинает отходить от «чистого» символизма, обращая свое внимание на социальные проблемы. В это время он пишет стихотворение «Сытые», прозвучавшее как панихида по старому обществу.

В самом названии произведения заложено огромное презрение к представителям высшего общества. «Сытость» — отличительный признак тех, кто не обращает внимания на бедственное положение большей части населения России. С самого начала Блок описывает господствующий класс, бесцельно проводящий жизнь в обильных приемах пищи. Им незнакомо чувство настоящего голода. Перечисление в одном ряду «рюмок, дам, старух» указывает на то, что в этих людях уже не осталось ничего человеческого. Роскошные обеды стали целью и смыслом их жизни. Блок прибегает к излюбленному приему в образе внезапно погасшего света, который символизирует революционные выступления. Незначительное с точки зрения обычного человека событие становится настоящей трагедией. Характерно, что исправить ситуацию «сытые» пытаются с помощью полумер — зажжением свечей. Старое общество до конца цепляется за свое благополучие, пытаясь что-то исправить («с трудом шевелятся мозги»). «Сытые» даже не понимают, что уже обречены («опрокинуто корыто»). Прямое сравнение высшего общества со свиньями («прогнивший хлев») — суровый приговор автора.

Блок не требует мести и вообще каких-либо насильственных действий. Поэт считает, что старому обществу надо просто дать спокойно умереть. Проникающий в «неосвещенный дом» «красный смех» — лучшее наказание для тех, кто всю жизнь закрывал глаза на суровую действительность. В финале звучит надежда на то, что новое общество никогда не повторит прошлых ошибок. «Чистые дети» построят свою жизнь на совершенно других основаниях. Блок резко противопоставляет представителей разных социальных слоев, считая, что такое же противопоставление лежит в основе отношений старого и нового миров. Он идеализирует революционные силы, будучи уверен в том, что в них нет ничего отрицательного.

Благородный душевный порыв поэта вполне понятен. К сожалению, в реальности все произошло иначе. После Октябрьской революции месть была страшна. К тому же через какое-то время появилось уже новое поколение «сытых».

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о